Кнігі па царкоўнай гісторыі

Медведи и медвежатники

Заслышав какой-то пронзительный, смешанный с визгом и воем, лай собак и увидев через окно, как мои флегматические рабочие клячи, бывшие в это время у водопоя, фыркая и поднимая жиденькие хвосты, готовились, по-видимому, решиться на какую-то отчаянную давно забытую прыть, я мог только подумать о появлении хищного и даже бешеного зверя. Вооружившись затем чем ни попало, поспешил на крыльцо, чтобы поднять тревогу и приказать челяди быть на страже. Но протяжный скрип широко растворяемых ворот, в которых вслед затем появились одновременно три человеческие мохнатые фигуры, выглядывающие — ни дать, ни взять, камчадалами, и такая же пара дюжих сонливых медведей, успокоив меня отчасти, дали, так сказать, новое настроение моему волнению. Продолжить чтение

Случай ли?

Один из старых наших знакомых, житель Брестского уезда, рассказал нам на днях случай, который по своей обстановке как-то вовсе не подходит под категорию сцепления обстоятельств, да едва ли ему приличное место и в самой области случайностей, как она ни обширна и как ни мало требовательна в отношении здравого смысла. Продолжить чтение

Крестьянская правда

Сердце человеческое — пучина, но она все-таки изведана настолько, что знаем кое-что насчет свойства ее воли и водоворотов. Скажем более, самое направление тех и других (разумеется, в нормальное время, исключая бури) едва не могло ли быть определено с такою же математическою точностью, как прилив и отлив моря. Одну только, разве, аномалию нужно бы здесь допустить и постоянно иметь в виду — в море человеческого сердца отлив почти бывает правилен, прилив же зачастую своеобразен. Продолжить чтение

Пасхальные куличи

Конечно, нашей (Гродненской) губернии далеко меряться с благословенными житницами хлебородной части России; тем не менее никто из нас, без несправедливости и неблагодарности, не назовет своей родной земли не хлебородною. Правда, не про нее сложена великолепная поговорка: «От колоса до колоса нет места для волоса», но зато не к ней же относится еще более меткая поговорка, представляющая оборотную сторону медали: «От колоса до колоса не слышно бабьего голоса». Продолжить чтение

Никто, как Бог

В последних числах сентября 1858 г. крестьянин села Бялавич Лука Зубко собирался в пущу1 , чтобы осмотреть и законопатить на зиму свои борти. При виде запряженной телеги племянник Луки пятилетний мальчик Иван подбежал к дяде и стал упрашивать, чтобы тот взял его с собой. Лука, сам бездетный и очень любивший своего племянника, зачастую с ним и в полевых работах неразлучного, взял мальчика к себе на колени и передал ему для погони волов все тот же наш классический остен, возмутительное орудие ежеминутной пытки, которое, скажем мимоходом, давно бы уже пора сдать в арсенал. Продолжить чтение

1 2 3 4 5