Что такое любовь?

Что же такое любовь? Без конца говорим мы это таинственное слово. За ним стоит колоссальное количество различных переливающихся граней. Можно преисполняться любви, видя, как жаворонок поднимается весной в первый раз и поет. Или когда зимним вечером солнце окрашивает снег. Или когда видишь человеческое лицо, в котором горит мысль и чувство. Когда видишь проявление глубинных и сложных, прекрасных человеческих даров, талантов, переживаний. Когда видишь улыбку матери и понимаешь, что это значит. И когда ты сама мать и тебе хочется смеяться от удовольствия, просто глядя на своего младенца. Просто  потому, что он существует! Это и есть разные грани любви.

Новый Завет говорит нам, что «Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 8). А Господь Иисус Христос заповедует: «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин. 13, 34). Любовь описана у апостола Павла в Послании к коринфянам (1 Кор. 13). Любовь, которая не превозносится, не ищет своего, все терпит… Там множество определений. Почему у апостола Павла такое количество определений, и позитивных, и негативных? Потому что он сам не мог дать единого определения. Это как тайна, как красота! Что такое красота? Сколько ни пытались люди определить, так и не смогли дать точного определения. Ибо важнейшие аксиомы мира неопределимы. Такова уж их природа. Или определимы очень условно, очень отдаленно и опосредованно.

Любовь является синонимом счастья. Жизнь человека без любви пуста, пресна, безжизненна. Любовь — величайшая радость человеческого существа от встречи, единения, общения с другими людьми. Любовь есть высшее внимание к любимому существу. Любовь — своего рода «альтруизм», способность некоторого перемещения своего личного центра в другого, принадлежит к числу бесспорных естественных добродетелей человека и имеет различные проявления: любовь семейная, дружба, любовь к родине, вообще все многообразные формы преодоления самоутверждения, а также и духовная любовь к Богу.

Тем не менее нельзя отрицать и того, что при всем отличии разные виды любви имеют между собой и нечто общее, объединяющее. Этим общим является то приятное, радостное и светлое чувство, которое она доставляет и любящему, и любимому. В сущности природа любви непостижима: она как бы гость из того идеального и прекрасного мира, к которому подсознательно тянется наша душа, но который в своей полноте и совершенстве еще недоступен нам.

Другим замечательным свойством любви является то, что она устанавливает таинственную связь, как бы перебрасывает невидимый мост между любящими существами, так что их чувства и желания начинают передаваться друг другу — причем совершенно спонтанно и даже на расстоянии. Кому незнакомы случаи в нашей жизни, когда радость или горе любимого нами человека мы воспринимали как свои собственные? Библейская «Первая книга царств» иллюстрирует это связующее свойство любви на примере Ионафана и Давида. Ионафан, будучи царским сыном, имел все блага жизни. Однако ничего не доставляло ему радости, пока его друг Давид находился в опасности: «Он любил Давида, как свою собственную душу» и, чтобы помочь ему, был готов на любые жертвы (1 Цар. 20).

Еще любовь обладает притягательной и созидательной силой. Ярче всего это наблюдается во взаимном влечении между двумя влюбленными. Библия часто прибегает к примеру любви между женихом и невестой как подобию любви между Богом и?праведными людьми. Вся книга «Песнь песней» посвящена теме любви: «Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее — стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал свое богатство за любовь, то он был бы отвергнут с презрением» (8, 6-7).

Чтобы выкупить Рахиль, Иаков работал для ее отца Лавана долгих четырнадцать лет — и делал это с большой радостью, потому что сильно любил ее (Быт. 29 гл). Любовь Самсона к Далиле является примером всепоглощающей силы этого чувства (Суд. 16 гл.).

Любовь многостепенна, и она затрагивает весь тройственный состав человека — дух, душу и тело. Зачатки любви можно видеть даже в животном мире, в котором заложены начала телесного и душевного единосущия в родовом характере его жизни, сближающем его с человеком («И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их» (Быт. 1, 21; 1, 25)). Это родовое естество всей твари образует основу низшей, животной любви, в образе стадности, а также и материнства (иногда и отцовства), дающего примеры настоящего самоотвержения в любви. Например, волки и львы живут семьями и охотятся стаями. Самцы и самки распределяют свои заботы о детенышах и порой проявляют друг к другу очень нежные чувства. Если на низших ступенях бытия некоторые животные допускают друг к другу жестокость, когда, например, крокодил мать в случае голода пожирает своих детенышей или рыба — свою икру, то на высших ступенях животного мира любовь матери к своим детенышам возвышается до полного самопожертвования.

Любовь — свойство Творца, Который вложил ее в нас вместе со Своим образом и подобием. Вложив в нас способность любить, Бог возвысил нас над остальными тварями и приобщил к духовному миру. Так как Бог предназначил человека быть представителем двух миров (физического и духовного), то, думается, поэтому Он и животных в известной мере наделил способностью любить, и, таким образом, сделав переход от низшего к высшему более последовательным и плавным.

Движение по лестнице нравственного совершенствования возможно не только вверх по направлению к Богу, но и вниз, в сторону все большего притупления духовных качеств и утраты благородных чувств. Так, от бескорыстной христианской любви можно опуститься на ступень низших животных и насекомых, где господствует беспощадная борьба за существование. Но это еще не предел. Ниже этого находятся противоестественные состояния вражды и злобы. На самых же глубинах удаления от Бога человек погружается в бездну демонской ненависти — этой тупой и бессмысленной жажды все разрушать и губить.

Для любви все злое, дурное в живом существе есть только умаление, искажение его истинной природы, только момент небытия, примешивающийся к бытию и препятствующий его осуществлению: она отвергает зло и борется против него, как любящий борется с болезнью и упадком сил любимого существа.
Любовь как благодатная божественная сила открывает глаза души и дает увидать Бога и истинную сущность жизни. Вот почему эта истина может открываться «младенцам» и оставаться скрытой от «мудрых и разумных».

Если Сам Бог есть любовь, то и Царство Его на Небе, очевидно, все пропитано и дышит любовью. Эта любовь, как солнечный свет, все наполняет гармонией и радостью.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.