Любовь Божия и наказание

Господь Иисус Христос открыл нам, что существо Бога есть Любовь. Но почему тогда говорят, что Бог за грехи наказывает, а за добрые дела награждает? Как соотносится любовь Божия с Его наказанием?

Если возьмем Библию, особенно Ветхий Завет, но даже и Новый Завет, если обратимся к творению святых отцов, то увидим, что и святые отцы в своих проповедях, творениях очень часто, многократно в самых различных вариантах говорят о наказании и наградах, которые исходят от Бога в соответствии с жизнью людей. Сами святые отцы великолепно объясняют, что это значит.

Вот что пишет Антоний Великий о нашем христианском понимании Бога: «Бог благ и бесстрастен, и неизменен. Если кто, признавая благословенным и истинным то, что Бог не изменяется, недоумевает однако же, как Он, будучи таков, о добрых радуется, от злых отвращается, на грешников гневается, а когда они каются, является милостивым к ним, то на это следует сказать, что Бог не радуется и не гневается, ибо радость и гнев — суть страсти. Нелепо думать, что Божеству было хорошо или худо из-за дел человеческих. Бог благ и только благое творит. Вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым.

А мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом по сходству с Ним. А когда становимся злыми, то отделяемся от Бога по несходству с Ним. Живя добродетельно, мы бываем Божьими, а делаясь злыми, становимся отверженными от Него. А это не то значит, что бы Он гнев имел на нас. Но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют. Если потом молитвами и боготворениями снискиваем мы разрешение во грехах, то это не то значит, что Бога мы ублажили и Его переменили. Но то, что посредством таких действий и обращения нашего к Богу, уврачевав сущее в нас зло, опять соделываемся мы способными вкушать Божью благость. Так что сказать: Бог отвращается от злых, есть то же, что сказать: солнце скрывается от лишенного зрения» («Добротолюбие», том 1, параграф 150).

На грешников как раз Бог не гневается и праведника Он милует не больше чем грешника. А что же происходит? Он показывает, тот процесс или лучше сказать те процессы, которые происходят в нашей душе в связи с тем, когда человек грешит и когда он кается. Что происходит, когда человек грешит? Солнце закрывает он от себя, лучше сказать: глаза свои закрывает от солнца. Грех закрывает от человека Бога. Солнце продолжает по-прежнему светить, но человек закрывается от Бога. Что происходит с человеком в связи с его покаянием? Оказывается, сердце человеческое становится доступным для Бога, как бы промывается окно и вновь солнечные лучи начинают проходить в человеческую душу. Как в апокалипсисе очень хорошо сказано: «Вот Я стою при дверях и стучу, кто откроет Мне, к тому Я войду и мы будем вечерять», т.е. праздновать с ним. Бог,  как солнце всегда светит, так Бог есть всегда Любовь, ко всем и ко всему, однако мы все по-разному воспринимаем это действие Божие, в зависимости от состояния нашей души. Вот тогда и возникает впечатление, что одних Бог наказывает, а других — награждает.

Как сказал и Сам Господь, что Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и не праведных, на всех (Мф. 5, 45).

А вот что говорит святитель Григорий Нисский: «Ибо что неблагочестиво почитать естество Божие подверженным какой-либо страсти удовольствия, или милости, или гнева, этого никто не будет отрицать, даже из мало внимательных в познании истины Сущего. Но хотя и говорится, что Бог веселится о рабах Своих и гневается яростью на падший народ, потому что Он милует (см.: Исх. 33, 19), но в каждом, думаю, из таковых изречений общепризнанное слово громогласно учит нас, что посредством наших свойств провидение Божие приспособляется к нашей немощи, чтобы наклонные ко греху по страху наказания удерживали себя от зла, увлеченные прежде грехом не отчаивались в возвращении через покаяние, взирая на Его милость».

Григорий Нисский утверждает, что все наши мысли, понятия, которыми мы выражаем действия Божии в отношении нас, такие как удовольствие, милость, гнев, наказание — это вовсе не выражает самого характера действия Божия, а говорит совсем о другом. Люди находятся на разном уровне, не только духовного, но и интеллектуального развития. И для многих людей даже необходимо говорить о наказании, другого не поймут. Как только вы скажете им, что Бог никого не наказывает, а всех любит: значит можно все делать. Примитивное сознание не понимает, что грехом мы вредим себе, режем, колем свою душу, терзаем ее. Не понимают. Понимают только одно: Бог наказывает или не наказывает. Если не наказывает — все можно делать. Почему Григорий Нисский и пишет: «Чтобы наклонные ко греху по страху наказания удерживали себя от зла». Т.е. эти слова употребляются в соображениях воспитательных, пасторских. А не потому что будто бы это присуще Самому Богу.

Иоанн Златоуст об этом очень хорошо говорит: «Когда ты слышишь слова — ярость и гнев, по отношению к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого». Это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного. Говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к человеческому разумению. Вот откуда это исходит. Самое любопытное, что у того же святителя Иоанна Златоуста очень много слов, когда он говорит о наказании, о гневе Божьем. Именно потому, что он смотрел на тех, кто перед ним, он на том, на должном уровне и говорит им, этим людям. На уровне, на котором они могли правильно воспринять. К сожалению, идею о том, что Бог есть Любовь и только Любовь, с трудом воспринимает человеческое сознание. Или люди сразу начинают полагать, что уже можно делать все, что угодно или вообще начинают не соглашаться с этой идеей и утверждают ветхозаветное языческое понимание Бога, как Бога Судьи и Правды.

Бог Свою любовь доказал Боговоплощением, страданием, крестом и смертью. Таково святоотеческое понимание этого вопроса. Собственно, оно исходит из того, о чем уже так хорошо написано в Евангелии. Вот апостол Иаков по этому вопросу пишет: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает. Потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого. Но каждый искушается увлекаясь и обольщаясь собственной похотью» (Иак. 1, 14). Таким образом, апостол прямо указывает на причину так называемых искушений. Под искушениями же понимаются всякие скорби, неприятности, болезни, страдания, которые происходят  с каждым человеком.

Итак, Бог никому ни за какой грех не мстит, не наказывает. Нет греха, за который мог бы Он мстить человеку. Бог — любовь и только любовь. Наказание совершается в самом грехе. Сам грех мучает человека. И только по этой причине Бог дает Свои заповеди, предупреждает: не делайте так, ибо вам будет плохо.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.