О духовных соблазнах новообращенных христиан

Апостол Павел в одном из посланий заповедует своему ученику «не возлагать скоро рук на новообращенных, дабы те, возгордившись, не уловлены были дьявольской сетью». Именно эта гордость, это самолюбие, взращенное в языческой или секулярной среде, и провоцирует все ошибки, присущие новообращенным.

В богопочитании и богопознании у новообращенных христиан случаются различные духовные подмены: богопознание и богообщение кажется то слишком доступным, то слишком запредельным. В отношении к ближним человеческое заменяет божественное; в отдельных лицах, особенно духовного звания, стремятся видеть сверхавторитетов. В будущем это приводит к другой крайности — неуважению лиц священного сана из-за несоответствия христианскому или человеческому идеалу.

Лествица. 12-й век

По недостатку духовного опыта новообращенный часто переносит свой опыт общения с миром на надмирное бытие Господа Бога. Невольно человек себя ощущает, а потом и осознает особой, приближенной к «императору», и занимается духовным сочинительством: видит проявление божественного промысла там, где его нет.

Часто проявляется эта болезнь в ложном мистицизме. Подчас будничным событиям приписывается некое нравственное значение: «К чему бы это, а что сие значит? Видимо, Господь подсказывает мне делать то-то и то-то». Начинаются сопоставляться даты, дни, месяцы, недели и года: появляется своеобразная мистика чисел, доходящая порой чуть ли не до оккультизма.

Так как главной потребностью христианина является молитва, то мы очень часто встречаем среди новообращенных, людей искренне стремящихся к Богу, явление, которое может быть названо замаливанием. Сама по себе молитва — дело святое, но не случайно образом благочестивой души является ладья, снабженная двумя веслами, ибо благодать Божия действует в нас не без нашей воли. Это замаливание нарушает режим дня, сбалансированность наших духовных и вещественных упражнений, приводящее к потере остроты, трезвенности восприятия мира людей, событий и, что странно — к угашению чувства ответственности, долга. Иногда новообращенный впадает в своеобразный душевный недуг, отводя на утреннюю молитву часы, не ценит время, Богом данное для рассудительного и трезвого употребления. Например, вместо заботы о домашних новообращенный предпочитает молиться.

Другая сторона, искажающая наше богопознание — это стремление ускорить то, что призвано свершаться по воле Божией, т. е. достижение нами нравственного совершенства. Наиболее деятельные из нас привыкли в мирской жизни добиваться всего своими силами. Таким образом лествицу духовную превращают в эскалатор. Такие люди страдают тяжко, заставляя страдать и других. Не наблюдая в себе желаемого, бывают часто озадачены, гонимы духом уныния, отчаяния, иногда и вовсе сворачивают с рельс благочестивой жизни, убедившись, что желаемое они в себе выдавали за действительность. Особенно это опасно в делах педагогики и воспитания детей. Иногда родители хотят из каждого ребенка сделать преподобного Сергия Радонежского или Серафима Саровского, — все это чревато тяжкими последствиями.

Неопытному духовному оку христианина очень трудно взирать на Божество, во свете непреступном пребывающее. Гораздо легче падшему сердцу созерцать то, что лежит вне Бога. В частности иногда новообращенный вместо Бога начинает созерцать падшую силу, которая препятствует ему угождать Богу. Темнеет лик христианина, его духовность теряет присущий свет, из души уходят положительные эмоции: надежды на Бога, радость, благодушество, упование на Его волю, но под каждой лавкой мерещится бес. Вера в бесов и силы зла оказывается сильнее веры в Бога, Его Промысла. По слову Писания, «тайна беззакония уже в действии» (2 Фес. 2, 7), но нельзя забывать, что все в руках Божьих.

В отношении к ближним у новообращенных наблюдается и следующая ошибка. Они стремятся просветить всех и всякого, попадающегося на их пути. Начинается своего рода духовное «инквизиторство». Если опытного христианина характеризует осторожность, тактичность, чуткость, нежелание подавить чью-либо свободу, новообращенный напоминает танк, наезжающий и подминающий под себя слушателей. Человек становится сухим и черствым рационалистом. Типичный пример: нежелание проводить в последний путь умершего сродника, который не являлся церковным человеком. Новообращенные часто называют безбожниками близких людей, бывают парадоксально черствы, близоруки, эгоистичны по отношению к ним. Часто рвут родственные, дружеские связи слишком решительно. Здесь такт, мягкость, светлое общение с человеком гораздо более плодоносны, чем подобный ригоризм.

Наконец, отношение к самому себе. Очень часто, неправильно воспринимая Бога и Его Промысел, новообращенный выполняет первую часть пословицы: «На Бога надейся», но «сам не плошай» — это ему не понятно. Часто люди, едва уверовавшие во Христа, коренным образом меняют отношение к самим себе. Вместо того, чтобы подтянуться, оправиться, следить за своей чистотой, за внешним своим видом, новообращенный мысленно залезает в ту пещеру, где спасались и спасаются, по его мнению, Божии люди. Отсутствие духовной рассудительности, отсутствие здорового отношения к своему естеству — вещь совершенно неправославная; скорее это эскапизм.

То же самое наблюдается и в отношении своих способностей и талантов. Часто стремясь к духовной простоте, мы приходим к толстовскому опрощению, теряем живые искорки души, теряем знания, которые долго копили, и сами потом начинаем страдать, не знаем куда себя в Церкви применить, как приложить свои силы.

Из-за того, что христианин поддается вышеперечисленным соблазнам, в обществе и существует отрицательный образ человека, «ударившегося в веру».
В приложении календаря рассмотрено несколько типов религиозной жизни. Осмысление этих типов поможет посмотреть на свою жизнь со стороны.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.