Для чего существуют молитвенные правила?

Личная молитва основана на целостной жизни Церкви и не является заменой регулярного участия в храмовом богослужении и в таинствах Церкви. В то же время общая молитва в Церкви не может целиком занять место личной.

Мы часто думаем о молитве в уставных или формальных категориях: воспринимаем молитву как исполнение молитвенных правил. Однако сущность молитвы состоит в нашей устремленности к Богу, устремленности к тому, чтобы встретить Его лицом к лицу. Молитва — это также предстояние перед Богом, которое начинается со слов и вырастает и углубляется до созерцательного молчания. Христианину необходимо уметь молчать перед Богом, дать всем силам воображения, всем мыслям улечься, всем чувствам успокоиться. Так как при малом духовном опыте тяжело достигнуть исключительно созерцательного состояния, мы читаем молитвы. Нам нужна поддержка — и нам даны утренние молитвы, вечерние молитвы, богослужение, акафисты и т. д.

Правило — это то, что должно изменить к лучшему наш внутренний мир. Но часто бывает, что человек регулярно молится не первый год, вычитывает правило и в то же время чувствует, что его молитва становится формальностью. Святитель Феофан Затворник говорил о том, что молиться только по молитвослову — это примерно то же, что говорить с Богом по разговорнику.

Ограничение молитвы только вычитыванием текстов, равно как ограничение присутствия на богослужении выстаиванием, то есть некоторым физическим упражнением, — это абсолютное искажение смысла христианской молитвы. Вообще загонять духовную жизнь в какую-то жесткую форму просто невозможно. Если человек живет с ощущением, что исполнением этой формулы он спасается, этим он не будет отличаться от тех исполнителей закона, о которых апостол Павел пишет, что зря они уповают на исполнение закона, зря думают, что исполнением закона обретается спасение…

Святитель Феофан в ответ на многие письма людей, жалующихся, что у них сухость на молитве, что они устают от молитвенного правила, говорит так: заметь, сколько в среднем ты читаешь утренние и вечерние молитвы, и дважды или трижды в неделю ни в коем случае не пытайся прочитать правило целиком, но за эти пятнадцать-двадцать минут начни его с самого начала. Может быть, ты дочитаешь только до начальных молитв, но пусть каждая будет произнесена с полной мерой глубины и искренности. А чтобы тебе не было страшно, что это растянется на три часа, знай, что ты будешь молиться те же двадцать минут, но не вычитывать, а прорываться в предстояние пред Богом…

Когда мы причастились Святых Христовых Таин, душа просит благодарения Богу, — и в тот же вечер вычитывать обычные покаянные молитвы будет в какой-то степени неискренним, нечестным перед Богом, потому что хочется благодарить Его за сегодняшний день. Так откроем акафист или какой-то благодарственный канон, и прочитаем то, в чем преимущественно изливается наше благодарение Богу. Далее, готовясь в двунадесятый праздник к принятию Святых Христовых Таин, вместо обычных трех канонов возьмем и почитаем канон двунадесятого праздника, но только подумав над ним, постаравшись его уразуметь. Это принесет нам больший духовный плод, даст нам значительно лучший результат, чем прочитывание в очередной раз одного из трех канонов. Каждому нужно искать для себя пути к живой молитве.

Молитвенное правило является тем каркасом или вектором, который направляет человека, когда он молится индивидуально. Для чего нам нужен этот вектор? Например, в церковных книгах мы не найдем молитвы о ниспослании нам мерседеса, о том, чтобы найти потерянный кошелек, чтобы мы получили работу с зарплатой в десять раз больше, чем та, которая есть у нас теперь. Наоборот, центром церковных молитв всегда будет покаяние, благодарность Богу и устремление к Царствию Небесному. Поэтому иметь тексты, в том числе и тексты в обычном нашем молитвослове как некий постоянный ориентир, по которому мы сверяем собственные слова, необходимо.
Кто-то может спросить: «А является ли молитвенное правило необходимым? Почему бы не быть всегда непосредственным в молитве? « Конечно, можно молиться без правила, но без правила почти невозможно регулярно молиться день за днем и год за годом в течение всей жизни. Если правило установлено в качестве каркаса, то всегда есть возможность включать в него свободную молитву. Так как все мы очень разные, то и наши правила могут отличаться друг от друга.

Святитель Феофан Затворник так говорит о чтении молитвенных правил: «Никогда не читайте без перерыва молитвы… а всегда прерывайте их своеличною молитвою с поклонами, в середине ли молитв это придется сделать или в конце… Как только вспадет что на сердце, тотчас останавливайтесь читать и кладите поклоны… Если иногда какое чувство займет очень много времени, вы и будьте с ним и кладите поклоны, а читание бросьте… до самого конца положенного времени…Молиться всегда от сердца — не слова только произносить молитвенные, но и из сердца изводить молитвенные к Богу воздыхания. Они и составляют собственно молитву. Из сего видите, что лучше всегда своими словами молиться, а не чужими, и не многословно, но сердечно».

Святой праведный Иоанн Кронштадский так отвечает на проблему бесплодности вычитывания правил: «Иногда человек молится по-видимому усердно, но молитва его не приносит ему плодов покоя и радости сердца о Дусе Святе. Отчего? Оттого, что, молясь по готовым молитвам, он не каялся искренно в тех грехах, которые он учинил в тот день… Но вспомни он о них да раскайся, со всей искренностью осудив себя беспристрастно — и тотчас водворится в сердце мир, превосходяй всяк ум (Флп. 4, 7). В молитвах церковных есть перечисление грехов, но не всех, и часто о тех-то самых и не бывает упомянуто, коими мы связали себя: надо непременно самому перечислить их на молитве с ясным сознанием их важности, с чувством смирения и с сердечным сокрушением».

Практически любой христианин в какой-то момент жизни осознает, что читая утренние или вечерние молитвы, его душа не может отозваться на все слова, которые есть в молитвах. Так происходит потому, что каждая молитва написана каким-нибудь известным святым (Василий Великий, Симеон Метафраст, Иоанн Златоуст и т. д.), причем, эти молитвы не были «написаны», никто не сидел перед письменным столом и не сочинял их. Это крик души, который вырвался, как кровь льет из раны, в момент либо восторга, либо покаяния, либо отчаяния или боли, либо надежды; все эти чувства святой потом запечатлел на бумаге, чтобы не забыть то, что с ним в какой-то момент случилось. В идеале, переходя из молитвы в молитву, мы можем пережить, как бы соединиться с опытом всех этих святых, то есть вместить в себя молитвенный опыт пяти или десяти святых, которые составили эти молитвы.

Святой в молитву заложил свое знание о Боге, свое знание о себе самом, свой опыт жизни, свою нужду, — все это он влил в молитву. И когда мы будем читать эту молитву, некоторые ее моменты будут нам понятны и близки, потому что они всечеловечны, а некоторые будут для нас закрыты и непонятны, нам не под силу будет сказать от себя самих некоторые слова, произнесенные святым совершенно правдиво из глубин своего опыта.

Проблема в том, что дорасти до меры святого невозможно, если мы будем просто эти молитвы твердить. Для приобщения к опыту святого необходимы две вещи. Во-первых, то, что святой Феофан Затворник нам предписывает: продумывать и прочувствовать каждую молитву не в момент, когда мы совершаем наше молитвословие, а в моменты, когда мы можем сесть спокойно, прочитать эту молитву, вдуматься в нее и ставить перед собой вопрос: вот что такой-то святой знал о Боге, о себе, о жизни; что я знаю об этом?.. И прочувствовать, довести до своего сознания, до своего сердца и как бы до глубин своих воспоминаний, из глубин своего сердца вывести на поверхность все то, что соответствует словам этой молитвы. Так что когда я буду читать ее перед Богом, весь духовный и человеческий опыт, собравшийся во мне, был бы вызван наружу. Тогда каждая молитва начнет оживать, делаться моей молитвой; вокруг каждого слова будут кристаллизоваться моменты моего собственного опыта.

И второе, что мы должны непременно делать. Некоторые молитвы могут служить как бы программой жизни. Например, в вечернем правиле есть двадцать четыре короткие молитовки святого Иоанна Златоустого. Он их предполагал на каждый час дня. Мы их читаем вечером, если можно так выразиться, «оптом». Но мы можем, например, на каждый день выбрать одну из этих молитв и посвятить ей пусть не целый день, но полдня или несколько часов. «Господи, в покаянии приими мя». Продумай, прочувствуй, что значит покаяние. И когда продумаешь и прочувствуешь, посвяти хотя бы несколько часов этого дня тому, чтобы учиться каяться. Есть другие молитвы: «Господи, даждь ми слезы, и память смертную, и умиление… Господи, даждь ми целомудрие, послушание и кротость…» Если взять каждое из этих слов и поставить себе правилом в течение одного дня (большей частью мы на это не способны, но хоть несколько часов или полдня) думать: я против этого грешить не буду, я буду выполнять все, что содержится в этом слове, — то каждая молитва начнет оживать. И когда я буду становиться на молитву перед Богом, я буду не просто твердить молитвы святых, а буду словами святых возносить Богу свою молитву. И тогда получается то, что один мальчонка как-то сказал своей матери, после того как она его заставила вычитать вечерние молитвы: «Мама, теперь когда мы намолитвословили, давай в свое удовольствие помолимся Богу, скажем Ему сами то, что мы к Нему чувствуем или что нам хочется Ему сказать». Вот, с этого бы нам начать.
 

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.