О страхе

В Библии неоднократно говорится о том, что надо бояться Бога. Например, в псалме царь Давид говорит: «Послушайте меня, чада, страху Господню научу вас» (Пс. 33, 12). Но в тоже время апостол Иоанн говорит: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1 Ин. 4, 18-19). Что же такое страх Божий и чем он отличается от страха, который есть мучение?

Бояться Бога не значит страшиться Его. Страшатся рабы, страшатся люди подчиненные, боятся оскорбить своего властелина те, которым страшно от него получить наказание, и те, которые боятся лишиться награды. Но не таков сыновний, дочерний страх. Мы знаем этот страх по нашему человеческому опыту. Как нам страшно бывает огорчить дорогого нам человека, с каким трепетом мы думаем о том, что самый любимый нами человек может быть ранен нашим словом, взглядом, поступком, мы страшимся даже того, как бы мысль наша «не та» его не коснулась. Любимый человек — святыня для нас, и боимся мы, как бы эту святыню не осквернить, этого человека не унизить.

Таков должен быть наш страх по отношению к Богу. Мы должны Бога знать так близко, как мы знаем родного человека, и больше того, потому что родной человек нам в какой-то мере остается чужим, он вне нас, Бога же мы познаем в какой-то тайне взаимного проникновения. Апостол Павел нам говорит о том, что Святой Дух в нашем сердце стонет с нами, в нашем сердце произносит слова молитвы, которые мы потом сами, свободно можем вознести к Богу (Рим. 8, 26). Знаем мы Бога, потому что Он более глубоко в нас внедрен, чем самая жизнь наша, Он — Жизнь нашей жизни, Он — огонь, тепло, свет в нас самих. Потому апостол Павел и может говорить, что мы не смеем, не должны огорчать Духа Божия, живущего в нас (Еф. 4, 30). Вот страх, которому мы должны научиться, — трепет, который нас охватывает, когда мы общаемся глубоко-глубоко с самым близким нам другом, с самым близким нам человеком.

Но кроме страха Божия есть еще другие виды страха, лишенные положительного смысла. Так, самое великое оружие у диавола — это наводить на всех страх. Цель его в том, чтобы христиане боялись антихриста, а не Бога. И демон очень хитер, он знает, каким путем людей отводить от истинного пути. Диавол знает, что люди клюнут, например, на три шестерки и на разные коды. Он пугает: эти кодовые карточки не берите, налоговые карточки не берите, и полисы медицинские тоже не берите — все это демоническое! А когда в результате этого кто-то не получит пенсию, лишится медицинского обслуживания, то при этом будут обвинять Церковь. У диавола же цель одна — посеять в народе панику и погубить людей: ведь людям придется сейчас защищаться от этих карточек, от кодов, так и забудут о Христе и смысле христианской жизни.

Но надо сказать, что в Священном Писании четко написано, что еще до прихода антихриста придут два пророка — Енох и Илия и будут проповедовать об антихристе. А когда антихрист придет, он воссядет в храме и будет себя выдавать за Бога, и будет требовать Божеского поклонения. И в это время Господь заключит небо, и три года не будет дождя: не будет хлеба, и не будет воды. И сказано, что люди будут стенать и просить у антихриста воды и хлеба. Он скажет: «Кто примет начертание, печать на руку и начертание на чело, тем я дам хлеба!» Напоследок времен для спасения людей Господь попустит пришествие антихриста, чтобы вспыхнула особенно крепкая вера, хотя бы у немногих (см. книгу Откровения).

Сегодня же от нас не требуется отречения от Христа. Поэтому панику создавать не надо о карточках и штрихкодах. Кроме того, диавол желает вносить расколы в Православную Церковь, чтобы все в панике были, шум создавали, и таким образом мы бы забывали Христа и забывали о своем спасении. Но от нас требуется одно: Господь ждет от нас покаяния, настоящую живую веру, и чтобы мы любили Бога и любили ближнего. И таким путем Господь нас спасет.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.