Христианское отношение к смерти

В христианском отношении к смерти преемственно сохраняется ветхозаветное отношение к смерти как к врагу, но как к врагу, побежденному смертью Иисуса Христа. Смерть вошла в мир в самом начале по вине человека, через его грех и царствовала в мире.

Человек, живущий во грехе, делающий дела тьмы, живет по существу уже мертвой жизнью. Грех убивает человека не сразу, а медленно, сначала растлевая его дух, а затем плоть. Христианское видение и опыт смерти состоит в понимании ее как события именно духовного, а не только биологического. Биологическая или физическая смерть — не основная сущность смерти. В христианском понимании смерть есть, прежде всего, духовная реальность, к которой можно быть причастным и будучи живым и от которого можно быть свободным, даже лежа в могиле. Смерть — это отделенность человека от жизни, то есть от Бога, Который Сам есть Жизнь. Смерть противоположна не бессмертию — ибо как человек не создал себя сам, так он не имеет власти и уничтожить себя, вернуться в то ничто, из которого он был вызван к существованию Богом, и в этом смысле он бессмертен, — а истинной Жизни, которая есть «свет человеков» (Ин 1, 4). От этой истинной жизни человек волен отказаться и, таким образом, умереть, так что его «бессмертие» станет вечной смертью. Именно в таком контексте понятны слова Христа, обращенные к человеку, желающему похоронить своего отца, прежде чем идти за Ним: «…предоставь мертвым хоронить своих мертвых» (см. Мф. 8, 22; Лк. 10, 60). С этими словами перекликаются и слова отца из притчи о блудном сыне у евангелиста Луки (Лк. 15, 24): «Этот сын мой мертв был и ожил…», а также (см. Ин. 5, 24-25): «…истинно, истинно говорю вам: слово Мое слушающий и верящий Пославшему Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел из смерти в жизнь. Истинно, истинно говорю вам: приходит час, и теперь есть, когда мертвые услышат голос Сына Божия, и услышавшие оживут».

Эту духовную смерть Христос разрушил и уничтожил, Он спасает нас от нее. Он не уничтожает и не разрушает физическую смерть, поскольку Он не уничтожает этот мир, частью которого она является и в котором выступает принципом жизни и даже роста. Но он делает несравненно больше. Отняв жало греха у смерти, уничтожив смерть как духовную реальность, наполнив ее Собою, Своей любовью и жизнью, Он превращает ее, бывшую самой реальностью отчуждения и извращения жизни, в сияющий и радостный «переход» — Пасху — в более насыщенную жизнь, в более крепкое единение, в более сильную любовь. «Ибо для меня жизнь — Христос, — говорит апостол Павел, — и смерть — приобретение» (Флп. 1, 21). Он говорит здесь не о бессмертии своей души, но о совершенно новом значении и силе смерти — смерти как сопребывании со Христом, смерти, ставшей — в этом смертном мире — знаком и силой победы Христа. Для тех, кто верует во Христа и живет в Нем, «смерти больше нет», «поглощена смерть победою» (1 Кор. 15, 54) и в каждом гробе заключена ныне не смерть, а жизнь.

В Воскресении Иисуса Христа смерть теряет свою универсальность и абсолютность. Все люди восстанут из мертвых: «Я воскресение и жизнь, — говорит Господь, — верующий в Меня, если и умрет, оживет» (Ин. 11, 25). Не нужно уже бояться смерти как разлучения души и тела: «…не бойтесь убивающих тело, и затем не способных ничего более сделать» (Лк. 12, 4), хотя и «я посылаю вас как агнцев среди волков» (см. Лк. 10, 3).

Смерть ученика ради Христа и Евангелия — это возможность вхождения в новую реальность Царства Божия. Если вставал выбор между грехом (например, идолопоклонством) и смертью, христиане (мученики) выбирали смерть, которая для них была «вратами в вечность». Отсутствие страха перед смертью, страха личного небытия, является характерной особенностью христианского отношения к смерти.

Соединяясь со Христом в Крещении, человек соединяет свою жизнь с Его Жизнью, свою смерть — с Его Крестной Смертью и свое будущее воскресение — с Его Воскресением, уже произошедшим в истории. Добровольная Смерть Христа делает это возможным. «Ученик не выше учителя» (Мф. 10, 24; Лк. 6, 40 и др.), т. е. ученик должен идти за учителем. Ученики, исповедав Иисуса Христом, Сыном Бога Живого противостоят вместе с Ним миру сему. Путь Христа — это путь и Его учеников: путь отвержения, страдания, смерти, но также славы и воскресения. В перспективе всеобщего воскресения и преображения мира, в аскетической победе над грехом, явленной уже в этом мире, в этой жизни, телесная смерть приобретает новый смысл для христиан.

Отношение к умершим в христианстве отличается и от языческого, и от ветхозаветного. Человеческий мир, каким его видит и выражает в своей литургической и молитвенной практике Церковь, состоит из живых и умерших. Слово «успение» (усопшие), заменившее слово смерть (мертвые), хорошо отражает эту разницу. Христос называл смерть «сном» (Лк. 8, 52, Ин. 11, 11-14), а также говорил в споре с саддукеями о Своем Отце: «Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20, 38). Апостол Павел призывает христиан не быть в печали об умерших, «как прочие, не имеющие надежды» (1 Фес. 4, 13), т. е. не вести себя, как язычники. И далее он называет смерть сном, как называл ее и Господь, а умерших христиан — усопшими, т. е. уснувшими. «Если мы верим, что Иисус умер и воскрес, то таким же образом и усопших Бог приведет через Иисуса с Ним» (1 Фес. 4, 14). Физическая смерть не может отделить христианина от Христа (см. Рим. 8, 38-39), а значит и друг от друга.

Отношение к смерти ее победителя — Иисуса Христа, Его апостолов (см. 2 Пет. 1, 13-14, 2 Кор. 5, 1-9, Флп. 1, 21-22), мучеников (Деян. 7, 54-60) является для христиан примером и образцом для подражания. Различение духовной и физической смерти, а также понимание смерти, прежде всего, как духовной реальности, от которой спасает человека Крестная Смерть и Воскресение Иисуса Христа, является характерной особенностью христианского отношения к смерти. Соединяясь со Христом в Крещении, которое является «вторым рождением» от воды и Духа, аскетически борясь с грехом, а стало быть и со смертью, христианин ждет и активно приближает Царство Божие и всеобщее воскресение. Отсутствие страха перед смертью объясняется тем, что христианин умирает в надежде Воскресения как свидетель Христов. Общение живых и усопших возможно, в отличие от строгого ветхозаветного запрета, но отличается от языческих представлений магического характера. Это общение, выражающееся, прежде всего, в молитвенном ходатайстве и делах милосердия, является общением любви.

К сожалению, в историческом христианстве произошел возврат к дохристианскому пониманию смерти, которое состоит, в первую очередь, в признании ее «законом природы», то есть присущим самой природе явлением, с которым, сколь бы ни была смерть страшной, нужно «примириться», которое нужно принять. В сознании верующих вера в воскресение Христа и вера в начатое Им «общее воскресение» как бы разъединились.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.