Жизнь Церкви в IХ-XI веке

Западная Церковь в подчинении светской власти в ІХ-ХІ веках

Запад пережил в ІХ веке страшное норманнское разорение, разрушившее много городов, монастырей и церквей, но окончившееся устройством норманнских королевств в Западной Европе. В течение полутора веков Римские епископы ставились и низлагались светской властью, и авторитет папства сильно упал. В Риме появились две партии, избиравшие своих пап, которые взаимно друг друга проклинали. Папский престол оказался целиком в руках нескольких знатных семейств. Епископские кафедры раздавались светским правителям, а приходы зависели целиком от соседних владетелей.

Полная зависимость Церкви от светской власти повлекла за собой упадок нравов духовенства, которое очень часто назначалось на должности по протекции или за деньги, так как монастыри, епископии и даже приходы считались доходными местами.

В среде самого духовенства возникло движение, требовавшее реформ и борьбы с симонией (продажей церковных должностей) и николаизмом (распущенностью жизни духовенства), но римские папы не имели ни власти, ни авторитета, чтобы противостать злу, так как сами вполне зависели он итальянского правящего класса.

Единственным крупным богословом в ІХ веке на Западе был Иоанн Скотт Эригена, уроженец Ирландии (820-877), находившийся под сильным влиянием творений Дионисия Ареопагита и переводчик его труда “Небесные Иерархии” на латинский язык. В своих сочинениях он соединял глубины восточного мистического богословия св. Григория Нисского и св. Максима Исповедника с разумным познанием Божества и применением к христианству философских понятий.

В центре богословских споров стоял вопрос о “Филиокве”. Римские епископы долго не соглашались включить его в Символ Веры, несмотря на то, что оно употреблялось в германских церквах и в Испании. Только в 1053 году, в ответ на приветствие, посланное ему вновь избранным Патриархом Антиохийским Петром, папа Лев ІХ включил в свое исповедание веры слова “и от Сына”.

Возглавителем реформаторов, требовавших немедленных мер против злоупотреблений в церковной жизни, явился французский монах Гумберт, ставший вскоре кардиналом и ближайшим помощником папы Льва ІХ и главным участником событий 1054 года.

Кроме этого важнейшего догматического расхождения, за долгий период разделений и отсутствия общения накопились менее важные, как, например, пост в субботу, употребление пресного хлеба в Евхаристии. Но главной причиной вражды явился все-таки обряд: на Востоке строго держались Византийского обряда со службами на местных языках, а на Западе – римского обряда с латинским языком.

Раскол 1054 года

В середине ХІ века папою был Лев ІХ, а Константинопольским Патриархом – Михаил Керулларий. Лев ІХ всеми силами старался восстановить поколебавшееся папское влияние как на Западе, так и на Востоке. Константинопольскому Патриархату принадлежали в то время некоторые церкви в южной Италии, – в этих-то церквах прежде всего Лев ІХ и старался упрочить свое влияние: в них начали распространяться латинские воззрения и особенно латинский обычай совершать Евхаристию на опресноках. Михаил Керулларий решился положить конец папским проискам. Он закрыл в Константинополе латинские монастыри и церкви для прекращения соблазна православных латинским богослужением. Папа желал, по политическим расчетам, поддерживать мирные отношения с Востоком, поэтому послал в Константинополь своих легатов во главе с кардиналом Гумбертом. Папские легаты относились к Михаилу Керулларию с явным неуважением, поэтому он отказался вести с ними переговоры.

В результате папские легаты положили на престол Св.Софийской церкви отлучительную грамоту на Патриарха Михаила и его ближайших сотрудников. В грамоту говорилось, между прочим: “Михаил, по злоупотреблению называемый патриархом, неофит, только из страха человеческого принявший монашескую одежду и теперь обличенный в тяжких преступлениях, затем Лев, епископ ахридский, Михаилов сакеларий Константин, топтавший ногами латинское жертвоприношение, и все разделяющие их заблуждения и гордость, доколе не образумятся, вместе со всеми еретиками, диаволом и его ангелами, да будут анафема, да будут анафема – маранафа (Кор. 16, 22). Аминь”.

Патриарх же на заседании Синода из 12 митрополитов и двух архиепископов, в присутствии и других 7 архиереев, находившихся тогда в столице, составил соборное определение, в котором осудил действия папских послов и составителей отлучительной грамоты предал проклятию, о чем известил и прочих Восточных Патриархов. В известительной об этом грамоте говорится, между прочим, что легаты были ложные и действовали без ведома и уполномочия папского. Так как действительно папа Лев ІХ в течение полугода находился в Беневенте, как пленник норманнов, затем, освободившись, умер за два месяца до окончательного разрыва, и его преемники не подтвердили запрещения, то не без основания можно заключить, что легаты были исполнителями воли сильной партии кардиналов римских и других недоброжелателей греческой власти в южной Италии.

Разрыв и запрещения 1054 года были местными и личными, они касались только двух спорящих иерархов, но все же этот год является переломным. Хотя сношения Востока и Запада продолжались до Крестовых походов, и папские легаты на обратном пути в Рим были торжественно встречены в Киеве, все же непосредственно после 1054 года на Западе были произведены реформы, которые усилили разделение. Римская Церковь начала поход против Византии, что и привело к полному разрыву между Православием и католичеством в ХІІІ веке.


Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.