Количество браков

Мы уже говорили, что непрерывная каноническая и литургическая традиция Церкви утверждает: второй брак непозволителен для христианина; он только терпим по снисходительности к человеческой слабости (1 Кор. 7, 9).

Святитель Василий Великий в своем четвертом правиле говорит, что вступающие во второй брак после смерти жены или развода должны понести епитимию — то есть быть отлучены от Причастия на срок от одного до двух лет. Третий брак влечет за собой епитимию на три, четыре и даже на пять лет. "Таковой брак, пишет святитель Василий, — мы не рассматриваем в качестве брака, но многоженства или, скорее, блуда, который требует наложения епитимий".

Ясно, что христианский брак, во времена святителя Василия совершавшийся через Евхаристию, не мог быть так заключен в случае отлучения от Причастия, и потому вторые и третьи браки были только гражданскими соглашениями. Лишь после годичных епитимий брачные пары допускались в число верных к участию в Причащении, а их брак признавался христианским.

Только после отделения брачного обряда от Литургии Церковь стала проявлять большую снисходительность ко вторым и третьим бракам: на них стали возлагаться венцы. В "Канонических ответах" митрополита Ираклийского Никиты мы читаем: "Строго говоря, на тех, кто вступал в брак вторично, венцы не возлагались, но Великая Церковь (т. е. Константинопольская) обычно этих определений не придерживалась; она терпимо относилась к тому, что брачные венцы возлагались на главы таких пар… Они, тем не менее, должны были воздержаться от принятия Святых Тайн в течение двух лет".

В нашем современном требнике "Последование о двоебрачных" во многом отличается от обычного чина. Это не более чем краткое изложение обручения, которое не начинается обычным возглашением: "Благословено Царство…", указывающим на связь брака и Евхаристии. Обычные молитвы заменены другими — покаянного характера.

На практике пастырская "икономия" простирается до третьего брака, а четвертый формально запрещается. В правилах святого Василия и святого Никифора, патриарха Константинопольского, о четвертом браке не упоминается вовсе, даже как о предполагаемой возможности. Известный случай с императором Львом VI Мудрым (886-912), вызвавший долгие споры и даже раскол, закончился изданием "Тома единения" (920 г.), который запретил четвертый брак, разрешив, однако, третий, но ограничив его сорокалетним возрастом.

Установление возможности трех браков для христианина не могло, очевидно, иметь какого-либо богословского обоснования. Это установление носит чисто дисциплинарный характер и определяется "икономией", которая вовсе не является, как нередко ошибочно думают, широкой дверью к бесчисленным компромиссам. Это действительно положительная христианская дисциплина. Земные нужды "ветхого человека" могут быть рассмотрены и даже приняты во внимание, и — как меньшее из зол — удовлетворены; но само человеческое спасение требует от человека умения преодолевать уже в мире сем все то, что не имеет отношения к Царству Божию.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.