Высшая власть в Церкви

Единственное и внутренне единое Тело Кафолической Церкви имеет и единую Главу — Иисуса Христа (Еф. 5, 23; Кол. 1, 18). Спаситель, давая перед Своим вознесением полномочия апостолам, совершенно ясно сказал им, что невидимым над всеми Пастырем и Управителем Церкви не перестает быть Сам: "Я с вами во все дни до скончания века (ежедневно, постоянно, неотлучно)" (Мф. 28, 20). Спаситель учил, что Ему, как Пастырю Доброму, надлежит привести и тех овец, которые не суть от двора сего, чтобы было едино стадо и Един Пастырь (Ин. 10, 16).

Христос есть и Основание Церкви, ее Краеугольный Камень: «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3, 11), «И все покорил (Бог Отец) под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1, 22, 23).

Православное учение не знает иного, чем Господь, Главы Церкви; это не значит, однако, что земная Вселенская Церковь не имеет власти для управления и сохранения истинного учения Христа. Хранительницей истины и благочестия является вся Полнота Церкви, а не какой-нибудь отдельный епископ.

В Православии для того, чтобы даже самый авторитетный Собор был признан Вселенским, нужно, чтобы его постановления были приняты Полнотой Церкви. Чтобы весь народ церковный сказал свое «да» на постановления этого Собора. И только если это «да» от народа Божия прозвучит, то будет утверждено, что Собор подлинно отражает учение всей Церкви. Это определяется не по каким-либо внешним признакам, таким, как формальное большинство голосов: в истории Церкви неоднократно бывало, что большинство составляли еретики. Мы исповедуем веру во Единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Соборная Церковь — это не просто статистический перечень тех, кто ходит в храм. Мы веруем в то, что, несмотря на немощи человеческие, несмотря на возможные заблуждения иерархов и мирян, Церковь как Полнота не может ошибаться.

Именно Полнота Церкви в Писании названа «столпом и утверждением истины» (1 Тим. 3, 15). Слова апостола Павла не содержат указания на какой-либо внешний авторитет. Критерий истины для всякого православного христианина в том, чтобы свое личное мнение проверять Преданием церковным. И здесь не может быть никакой внешней указки. Конечно, Поместные Соборы, решения Патриарха, постановления Синода — это те важнейшие ориентиры, которым должен следовать христианин. Но если вдруг Собор или Патриарх впадут в заблуждение в вопросах канонических или даже вероучительных, то конечный суд — это суд совести каждого христианина. История знает примеры, когда патриархи заблуждались (это было и в Константинопольской Церкви, и в Антиохийской, и в Александрийской и в Римской), когда Соборы принимали неправильные решения.

Между Третьим и Четвертым Вселенскими состоялся Собор, который потом в церковной истории получил название Ефесского разбойничьего сборища. На нем присутствовали почти все епископы Востока, так что формально его можно было бы назвать вселенским. Но эти епископы пребывали в монофизитском заблуждении. Собор этот, конечно, не был признан Церковью.

Ссылаясь на Священное Писание, католики часто приводят в качестве аргумента на главенство римского епископа в Церкви известные слова Христа Спасителя апостолу Петру: «Ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою» (Мф. 16, 18). Слова эти были сказаны Христом Спасителем незадолго до крестных страданий. Перед этим Он вопрошал учеников: «За Кого люди почитают Меня?.. Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков» (Мф. 16, 13-14). Многие тогда, хотя относились ко Христу хорошо, не понимали того, что Он есть пришедший на землю Мессия. Спаситель спросил у учеников: «А вы за Кого почитаете Меня?» И от имени учеников апостол Петр ответил: «Ты Христос, Сын Бога Живаго». За что и получил в ответ: «Блажен ты, Симон, сын Ионин; потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах» и «Ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».

Святые отцы понимали эти слова, сказанные Спасителем апостолу Петру, в том смысле, что камнем, на котором зиждется Церковь, является высказанная апостолом Петром вера в Христа как Сына Божия. И действительно, где нет признания Христа Сыном Божиим, там нет и Церкви.

Апостолов Христовых вряд ли можно в полном смысле считать епископами каких-либо церквей. В противном случае Петр являлся бы епископом всех трех городов, где он проповедовал. Петр утверждал Церковь и в Антиохии, где он встретился с апостолом Павлом. Иоанн Златоуст представляет Антиохийского епископа преемником апостола Петра. Даже папа Римский Иннокентий I (401-417 гг.) в письме епископу Александру Антиохийскому называет Антиохийскую церковь «первой кафедрой первого из апостолов». Древние церковные писатели не выделяли Петра как единственного основателя Римской кафедры, а подчеркивали, что Римская церковь основана двумя апостолами.

Римская кафедра — единственная на Западе кафедра апостольского происхождения, в то время как на Востоке было много апостольских кафедр (апостол Павел много путешествовал в Малой Азии, Греции). Так и повелось: многочисленные кафедры на Востоке не могли чем-либо выделиться друг перед другом и были равны между собой, а на Западе существовала единственная Римская апостольская кафедра, которая и стала возвышаться над остальными. Кроме того, именно в Риме претерпели мучения оба апостола Петр и Павел.

Критерий апостольского происхождения имел огромное значение в древней церкви. Позже многие церкви возводили свое начало к апостолам. Так, святой Ириней Лионский в книге «Против ересей» в противовес еретикам ссылался на апостольское предстояние отдельных церквей, восходящее путем последовательного преемства к самим апостолам. И среди древних церквей он перечисляет Ефесскую, Смирнскую и др., а среди западных церквей только Римскую, говоря, что «она является верной свидетельницей апостольского предания» (кн. III, гл.3). Сходная характеристика Римской церкви есть и у Тертуллиана, и у блаженного Августина.

Таким образом, преемство в древней Церкви понималось прежде всего как преемство в вере и благочестивой жизни. Власть римского папы в Древней Церкви была не изначально, а возрастала и развивалась на протяжении веков. Такое его возвышение объясняется объективными историческими обстоятельствами. Город Рим был единственной апостольской кафедрой на Западе. Долгое время государственность на Западе была очень нестабильна, и единственным стойким институтом являлась Римская кафедра во главе с епископом. К Римскому епископу на протяжении веков обращались как к арбитру в спорах с еретиками, появлявшимися на Востоке, и он привык осознавать себя таким арбитром, который выносит суждения по поводу многих догматических и иных воззрений. К этому, конечно, прибавилась и человеческая немощь, гордость, иной раз просто малодушие, а иногда совершенно рационалистическое маловерие.

Все эти факторы вместе привели сначала к учению о главенстве Римской кафедры над всей Церковью, потом уже о главенстве самого Римского епископа. Затем был сделан вывод, что Римский епископ является абсолютным и неподсудным главой Церкви, а значит, ошибаться в истинах веры он не может.


Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.