Таинство Крещения

Понятие о первородном грехе

Грех наших прародителей Адама и Евы называется первородным, потому что он появился в первом поколении людей и потому что был первым грехом в мире человеческом. Хотя он как процесс продолжался короткое время, он вызвал тяжелые и пагубные последствия для духовного и вещественного естества, а также для всей видимой природы вообще. Своим грехом прародители ввели дьявола в свою жизнь и дали ему место в богозданном и богообразном естестве. Таким образом, грех стал творческим началом в их естестве, противоестественным и богоборческим, злолюбивым и дьяволоцентричным. После того, как человек преступил заповедь Божию, он, по словам св. Иоанна Дамаскина, был лишен благодати, потерял доверие у Бога, покрыл себя суровостью мучительной жизни (ибо это означают смоковные листья), облекся в смертность, то есть в смертность и грубость тела (ибо это означает облечение в кожу), по праведному суду Божию был изгнан из рая, осужден на смерть и стал подверженным тлению. Другими словами, последствием падения наших прародителей была греховная испорченность их естества и, через это и в этом, — смертность естества.

Поскольку все люди ведут происхождение от Адама, то первородный грех наследственным путем перешел и перенесся во всех людей. Принимая от Адама человеческое естество, мы все с ним принимаем и греховную испорченность. Но первородный грех не пол­ностью тождествен в Адаме и в его потомках. Адам сознательно, лично, непосредственно и свое­вольно преступил заповедь Божию. Потомки Адама, в строгом смысле слова, не участвовали лично, непосредственно, сознательно и своевольно в самом поступке Адама, в самом преступлении. Но рождаясь от падшего Адама, от его зараженного грехом естества, они в рождении принимают как неминуемое наследство греховное состояние естества, в котором обитает грех, который как некое живое начало действует и влечет к творению личных грехов, подобных греху Адама, поэтому они и подвергаются наказанию, как и Адам.

Наследственность первородного греха всеобща, ибо никто из людей не изъят из этого,кроме Богочеловека Господа Иисуса Христа, рожденного вышеестественным образом от Святой Девы и Духа Святого. Всеобщую наследственность первородного греха подтвер­ждает многими и различными образами Святое Откровение Ветхого и Нового Завета. Так, оно учит, что падший, зараженный грехом Адам рождал детей “по образу своему” (Быт. 5, 3), то есть по обезображенному, поврежденному, растленному грехом образу своему. Праведный Иов указывает на прародительский грех как на источник всеобщей человеческой греховности, когда говорит: “Кто бо чист будет от скверны? Никтоже, аще и един день житие его на земли” (Иов. 14, 4-5; ср.: 15, 14; Ис. 63, 6; Сир. 17, 30; Прем. 12, 10; Сир. 41, 8). Пророк Давид, хотя и рожден от благочестивых родителей, жалуется: “Се бо в беззакониях (в еврейском оригинале — “в беззаконии”) зачат есмь, и во гресех (в еврейском — “во грехе”) роди мя мати моя” (Пс. 50, 7), чем указывает на зараженность грехом человеческого естества вообще и на ее передачу посредством зачатия и рождения.

В Своей беседе с Никодимом безгрешный Спаситель объявляет, что для вхождения в Царство Божие каждому человеку необходимо возродиться водою и Духом Святым, поскольку каждый человек рожден с первородным грехом, ибо “рожденное от плоти плоть есть” (Ин. 3, 6).

Еще с апостольских времен существует священный обычай Церкви крестить детей во оставление грехов, о чем свидетельствуют решения Соборов и святые отцы. По этому поводу мудрый Ориген писал: “Если дети крещаются во оставление грехов, спрашивается — каких это грехов? Когда это они согрешили? Ради чего другого необходима им купель крещения, если не ради того, что никто не может быть чист от грязи, хотя бы он один день прожил на земле? Дети, следовательно, крещаются, ибо Таинством Крещения очищаются от нечистоты рождения”.

Необходимость Таинства Крещения

Человек появляется на свет с природой, уже поврежденной грехом. С годами грех, как некое злокачественное растение, растет и усиливается в человеке и этим все больше и больше порабощает его. От греха происходят все человеческие бедствия: преступления, страдания, обиды, насилия, болезни, физическая и, главное, духовная смерть. Сущность этой духовной смерти заключается в отдаленности человека от жизни, то есть от Бога. Господь — единственный Податель жизни и сама Жизнь.

Иисус Христос, Единородный Сын Божий, пришел в мир для того, чтобы уничтожить грех и дать человеку вечную жизнь. Духовное возрождение начинается верой человека в Иисуса Христа, желанием избавиться от насилия греха, которое соединяется со стремлением жить по воле Божией. Но одной веры и желания человека недостаточно. Нужна благодатная сила, которая осуществила бы духовное возрождение человека. По Слову Господа Иисуса Христа: “Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух” (Ин. 3, 5-6).

Это рождение водой и Духом совершается в Таинстве Крещения, в котором верующий во Христа, через троекратное погружение в воду с призыванием имени Святой Троицы — Отца и Сына и Святого Духа — омывается от первородного греха, а также от всех грехов, совершенных им самим до Крещения, умирает для жизни плотской, греховной, и возрождается благодатью Духа Святого в жизнь духовную и святую.

Божественное установление Таинства

Таинство Крещения заповедано Самим Христом: “Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа” (Мф. 28, 19). Заповедь Христа включает в себя основные элементы чинопоследования Таинства: предварительное научение (“оглашение”), без которого вера не будет сознательной, погружение в воду (греч. baptismТj буквально означает “погружение”) и формулу “во имя Отца и Сына и Святого Духа”. В древней Церкви Крещение совершалось через погружение в воду (Деян. 8, 38: “сошли оба в воду”), причем в самую раннюю эпоху крестили в “воде живой”, то есть в проточной, речной, а не стоячей, озерной. Однако довольно рано при храмах стали строить баптистерии со специальным бассейном (купелью), в который погружали крещаемых. Практика обливания и окропления более поздняя. Впрочем, и в древней Церкви допускалось Крещение через обливание в исключительных обстоятельствах, например в случае болезни крещаемого. В “Луге духовном” описан случай Крещения человека не водой, а песком: путники находились в глубине пустыни и им угрожала смерть, а воды поблизости не было.

Возраст крещаемых

Возраст крещаемыхВ эпоху императора Константина (IV в.) было принято крестить по преимуществу взрослых, так как придавалось большое значение сознательному принятию Таинства. Некоторые, зная, что в Крещении прощаются грехи, откладывали Таинство до последних дней жизни: сам император Константин крестился перед смертью. Свт. Григорий Богослов был сыном епископа, однако крестился в зрелом возрасте; святители Василий Великий и Иоанн Златоуст тоже крестились только по окончании высшей школы. Впрочем, практика крещения младенцев является не менее древней — апостолы крестили целые семейства, в которых, несомненно, должны были быть и дети (ср. Деян. 10, 48: крещение Корнилия со всем домом). Священномученик Ириней Лионский (II в.) говорит: “Христос пришел спасти тех, кто через Него возрождаются в Бога: младенцев, отроков, юношей, старцев”. 124-е правило Карфагенского Собора (IV в.) содержит анафему отвергающим необходимость Крещения младенцев и новорожденных детей.
Что же касается веры как главного условия действенности Таинства (“кто будет веровать и крестится, спасен будет, а кто не будет веровать, осужден будет” — Мк. 16, 16), то в случае Крещения младенцев исповедание веры произносят восприемники (крестные родители), тем самым дающие обязательство воспитать детей в вере и сделать их Крещение сознательным. Младенец, принимающий Таинство, не может логически осмыслить то, что происходит с ним, однако его душа вполне способна воспринять благодать Святого Духа. “Я верую, — пишет прп. Симеон Новый Богослов, — что крещенные младенцы освящаются и сохраняются под кровом Всесвятого Духа и что они — овцы духов ного стада Христова и избранные агнцы, ибо запечатлены знамением животворящего Кре¬ста и совершенно освобождены от тиранства диавола”. Однако младенцам благодать Божья дается как бы в залог их будущей веры, как семя, которое бросают в землю; но для того, чтобы из семени выросло дерево и принесло плоды, требуются усилия и восприемников, и самого крещаемого по мере взросления.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.