Таинство Евхаристии. Причащение

Частота Причащения

В силу такой исключительности Таинства Евхаристии Церковь придает ему особое, ни с чем не сравнимое значение в деле спасения человека. Вне Евхаристии нет ни спасения, ни обожения, ни истинной жизни, ни воскресения в вечности: “Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последнийдень” (Ин. 6, 53-54). Поэтому святые отцы советовали христианам никогда не уклоняться от Евхаристии и причащаться насколько возможно часто. “Старайтесь чаще собираться для Евхаристии и славо­словия Бога”, — говорит сщмч. Игнатий Богоносец (“собираться для Евхаристии” — значит причащаться, так как во времена святого Игнатия на Евхаристии причащались все присутствующие). Прп. Нил (IV в.) говорит: “Воздерживайся от всего тленного и каждый день причащайся божественной Вечери, ибо таким образом Христово Тело бывает нашим”. Святитель Василий Великий пишет: “Хорошо и весьма полезно каждый день приобщаться и принимать Тело и Кровь Христову… Впрочем, мы приобщаемся четыре раза каждую неделю: в день Господень, в среду, пятницу и субботу, а также и в другие дни, когда бывает память какого-либо святого”. Согласно 8-му Апостольскому правилу, тот, кто долго не причащался без уважительной причины, отлучался от Церкви: “Верные, не пребывающие во святом общении, должны быть отлучаемы как вводящие беспорядок в Церкви”. Не только в раннехристианскую эпоху, но и в более позднее время многие святые призывали к частому Причащению, в частности в XI веке преподобный Симеон Новый Богослов, учивший о необходимости ежедневно причащаться со слезами; в XVIII в. преподобный Никодим Святогорец, написавший книгу “О частом причащении”; в XIX и начале XX века — святой праведный Иоанн Кронштадт­ский, ежедневно служивший Литургию и причащавший тысячи людей. Вот какие вдохновенные слова он говорит о святой Литургии: "Литургия есть вечеря, трапеза любви Божией к роду человеческому. Около Агнца Божия все собираются на дискосе — живые и умершие, святые и грешные, Церковь торжествующая и воинствующая.

Помни, что совершение животворящих Таин есть неизменное соизволение животворящей Троицы, от сложения мира предопределенное; не быть оно не может. Когда ты совершаешь Тайны, то Сам Бог Отец Духом Своим Святым прелагает хлеб и вино в Тело и Кровь Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, — ты только орудие. Сам Отец, Сын и Дух Святый чрез тебя совершает Литургию и освящает дары. “Ты еси приносяй и приносимый, — говорится, — Христе Боже наш”. Помни же неизменяемость Божию и верность во всех словесех Его.

Святые Тайны называются Божественными дарами, потому что подаются нам Господом совершенно туне, даром, незаслуженно с нашей стороны: вместо того, чтобы нас наказывать за бесчисленные наши беззакония, совершаемые каждый день, час, минуту, и предавать нас смерти духовной. Господь в Святых Тайнах подает нам прощение и очищение грехов, освящение, мир душевных сил, исцеление и здравие души и тела и всякое благо, единственно только по вере нашей. Если же Владыка даром ежедневно подает нам для вкушения Себя Самого, Свои Божественные Тайны, то не должны ли мы неотложно давать туне, даром, тленные блага: деньги, пищу, питие, одежду — тем, которые просят их у нас? И как можем мы негодовать на тех, которые даром едят хлеб наш, огда мы сами вкушаем даром бесценное и бессмертное брашно Тела и Крови Господней?

Цени по достоянию величайшее чудо Иисуса Христа, Сына Бога живого, являемое в причащении с верою Его божественным Тайнам. Какое же чудо? Упокоение и оживотворение твоего сердца, умерщ­вленного грехом, столь явное после часто предшествующего причащению сердечного беспокойства и духовной смерти".

 Практика редкого Причащения — только по большим праздникам или в посты, а то и раз в год — возникла по мере ослабления духовного горения среди христиан, когда одни стали избегать Причащения из чувства собственного недостоинства (как будто причащаясь редко, они становились более достойными), а для других Причащение превратилось в формальность — “религиозный долг”, который надо исполнить. Так, например, в России XIX в. каждый человек обязан был причаститься раз в год для удостоверения своей религиозности и благонадежности; если кто хотел причащаться чаще, его могли заподозрить в ереси. Молодой студент военного училища Дмитрий Брянчанинов, будущий святитель Игнатий, имея желание исповедоваться и причащаться каждое воскресенье, сказал об этом духовнику училища, приведя его в замешательство. Когда же он однажды, придя на Исповедь, покаялся в “греховных помыслах”, духовник, не сделав различия между “греховными помыслами” и “политическими замыслами”, счел своим долгом довести это до сведения начальства (духовник, услышавший на Исповеди о заговоре с целью свержения монархии или о готовящемся покушении на лиц Царствующего дома, обязан был, по действующим в то время законам, сообщить об этом начальству). Генерал-лейтенант, начальник училища, подверг Брянчанинова формальному допросу о значении этих “помыслов”, после чего установил за ним слежку. Будущий святитель вынужден был сменить духовника и тайно от всех, чтобы не вызвать подозрений, ходил причащаться каждое воскресенье на Валаамское подворье. Вопрос о том, как часто необходимо причащаться, широко обсуждался в России начала XX в., когда шла подготовка к Поместному Собору Русской Православной Церкви. Было рекомендовано вернуться к первохристианской практике причащения в каждый воскресный день. Подчеркивалось, что человек никогда не бывает достоин этого великого Таинства, потому что все люди — грешники, но Евхаристия и дана для того, чтобы, причащаясь и соединяясь со Христом, мы становились более чистыми и достойными Бога. Если в первые три века после Христа еженедельное, а то и ежедневное Причащение было нормой христианской жизни, то это, очевидно, было следствием той напряженности духовного горения, которое наблюдалось в Церкви эпохи гонений. Ослабление евхаристического сознания непосредственным образом связано с общим понижением уровня духовной жизни в последующие века. Вполне естественно, что там, где возобновлялись гоне ния, где хри­стиане оказывались в условиях, когда принадлежность к Церкви означала готовность на мученичество, и жили под угрозой смерти, Евхаристия вновь становилась средоточием христианской жизни. Так было в советской России после революции, так было среди тысяч христиан русского рассеяния, оказавшихся лишенными родины. И сейчас во многих приходах Русской Православной Церкви причащаются каждое воскресение, хотя это не стало всеобщей нормой. Кое-где сохраняются и установки позапрошлого века.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.