Епископ Каллист Диоклийский. Как читать Библию

ДУША БИБЛИИ — ХРИСТОС

Третья особенность нашего чтения Библии состоит в том, что центром его должен стать Христос. Он — связующая нить, проходящая через все Священное Писание, от первого стиха до последнего. Мы уже упоминали о том, как возникают пророчества о Христе на страницах Ветхого Завета. Был у меня в школе учитель истории, любивший подводить итоги словами: “Все взаимосвязано”. Это правило отлично подходит к изучению Священного Писания. Ищите взаимосвязывающие, повторяющиеся аккорды, и постепенно раскроется все. Часто западные критические исследования Священного Писания применяют методологию анализа, при котором каждая книга разбивается на различные исходные единицы. Связь между ними разрушается, и Библия сводится ко множеству первоначальных составных частей. Нам же необходимо увидеть, как разнородность, так и целостность Священного Писания, — всеобъемлющее завершение наравне с расщепленными первоисточниками. Православные, в целом, предпочитают скорее синтетический, нежели аналитический метод исследования. Священное Писание рассматривается нами как единое целое, в котором постоянное присутствие Христа является постоянным связующим началом.

Мы всегда ищем точки соприкосновения между Ветхим Заветом и Новым и находим их во Иисусе Христе. В православии придается особое значение “типологическому” методу истолкования, построенному на различии прообразов Христа, событий и символов, предвещающих все стороны Его земной жизни и проповеди, на протяжении всего Ветхого Завета. Ярким примером этого является Мелхиседек, царь Селимский, “священник Бога Всевышнего”, который поднес Аврааму хлеб и вино (Бытие, 14:18) и который рассматривается как прообраз Христа не только Святыми Отцами церкви, но уже и в самом Новом Завете Его апостолами (Евр., 5:6; 7:1). Другим примером (как мы уже видели) может послужить Ветхозаветная Пасха, предвозвещающая Новую: избавление Израиля от фараона на Красном море предвосхищающее наше избавление от греха смертью и Воскресением Спасителя. Таков метод истолкования, который нам следует применять ко всей Библии. Почему, например, во второй половине Великого Поста в чтениях Ветхого Завета из Книги Бытия занимает такое важное место личность праведного Иосифа? Почему на Страстной неделе читаем мы Книгу св. праведного Иова? Потому что и Иосиф, и Иов — невинные страдальцы, и в своем долготерпении прообразы Господа Иисуса Христа, Чьи невинные страдания на Кресте Церковь готовится в те дни прославлять. “Все взаимосвязано”.

Протоиерей Александр Шмеман определяет христианином того человека, который везде, куда бы ни поглядел, видит Господа Иисуса Христа и радуется Ему. Это можно сказать в особенности о христианине, знающем Библию. Именно он, куда бы ни поглядел, видит Христа на каждой странице Священного Писания.

ЧТЕНИЕ СВЯТОЙ БИБЛИИ — СУГУБО ЛИЧНЫЙ ПРОЦЕСС

Словами раннего писателя-аскета восточного христианства св. подвижника Марка, “смиренный в мыслях и занимающийся духовным деланием, будет, читая Библию, все относить к самому себе, а не к своему ближнему”. Мы, как православные христиане, должны во всем Священном Писании стремиться отнести его слова к себе лично. Следует спрашивать не просто: “Что это означает?”, но: “Что это означает для меня?”. Священное Писание — это личный разговор между Спасителем и мною: Господь Иисус Христос говорит со мной, а я отвечаю. Это четвертый критерий правильного чтения Библии.

Мне следует смотреть на все повествования Священного Писания, как на часть своей собственной личной жизни. Кто такой Адам? Имя “Адам” означает “человек”, и поэтому рассказ о падении Адама в Книге Бытия — это рассказ также и обо мне. Адам — это я. Это мне говорит Бог: “Адам, где ты?” (Бытие, 3:9). Мы часто спрашиваем: “А где же Бог?” Но в действительности более существенен тот вопрос, который Бог в лице Адама задает каждому из нас: “Где ты?”

Когда в рассказе о зависти Каина к Авелю мы читаем слова Божии к Каину: “Где Авель, брат твой?” (Бытие, 4:9), они обращены к каждому из нас. Кто такой Каин? Это — я. И Бог спрашивает Каина в каждом из нас: “Где брат твой?” Путь к Богу лежит через любовь к другим людям, и иного пути нет. Отрекаясь от брата, я принимаю вместо образа Божия печать Каина (Бытие, 4:15) и отрекаюсь тем самым от своего человеческого естества.

Чтение Священного Писания можно разделить на три ступени. Во-первых, воспринимать Священное Писание как священную историю, историю мира от его сотворения, историю избранного народа, историю Бога Воплощенного в Палестине, историю “великих деяний” после сошествия Святого Духа на апостолов. То христианство, о котором говорит Библия, это не идеология, не философская теория, но историческая религия.

Затем сделаем второй шаг. История изложенная в Библии, — история конкретных отдельных личностей. Мы видим, как Бог являет Себя в определенные времена и в определенных местах, вступая в беседу с отдельными лицами. Он обращается к каждому по имени. Перед нами восстают конкретно-индивидуальные призывы, исходящие от Бога к Аврааму, Моисею и Давиду, к Ревекке и Руфи, к Исаии и пророкам, а затем — к Пресвятой Деве Марии и апостолам. Мы видим, как Божественное действие в истории сосредоточивается на отдельных личностях и их судьбах. Любовь Божия объемлет всю вселенную, но Он все же выбирает определенный уголок земли, определенное время и определенную Матерь для Своего божественного воплощения.

Мы должны, таким образом, как можно полнее ощутить во всех подробностях те особые обстоятельства, в которых протекают Божии деяния согласно Священному Писанию. Человек, любящий Библию, любит хронологические и географические детали. Православные ревностно почитают Святую Землю, те места, где Сам Христос жил и учил, умер и воскрес. Наилучший путь более глубоко вникнуть в то, что ты читаешь в Священном Писании, — предпринять паломничество в Иерусалим и Галилею. Походи там, где ходил Господь Иисус Христос. Спустись к Мертвому морю, посиди в одиночестве на камнях, проникнись тем, чем был окружен Господь Иисус Христос в течение сорока дней Своего поста в пустыне. Испей воды из колодца, у которого Он беседовал с самарянкой. Пойди вечером в Гефсиманский сад, посиди в темноте под древними оливковыми деревьями и посмотри на светящиеся за равниной огни города. В полной мере переживи конкретную реальность этой исторической местности и унеси пережитое с собою, храня его в памяти при ежедневном чтении Священного Писания.

Затем стоит третий шаг. Пережив библейскую историю во всех ее особенностях и житейских подробностях, мы должны отнести ее непосредственно к себе. Следует сказать себе: “Все эти места и события — не просто нечто отдаленное и давнее, но часть и моего собственного личного сближения с Господом Иисусом Христом. Я как бы становлюсь частью этих событий, этих повествований”.

Предательство, например, часть биографии каждого. Разве ты не предавал других когда-нибудь в своей жизни, разве ты не знаешь, что такое быть преданным, и разве память об этих минутах не оставляет навсегда шрамы на твоей, на каждой душе? Значит, читая о том, как святой апостол Петр предал-отрекся от Господа Иисуса Христа и был прощен после Его Воскресения, ты можешь видеть себя на месте каждого из участников этих событий. Представь себе, что пережили сразу после предательства как апостол Петр, так и Господь Иисус Христос, раздели их чувства и сделай их своими. Я — Петр; могу ли я в подобной ситуации уподобиться также и Господу Иисусу Христу? Размышляя таким образом над путем к примирению, видя, как воскресший Христос с любовью и снисхождением возвращает Петра в ряды Своих друзей, видя, как Петр, со своей стороны, имеет мужество принять восстановление их отношений, спроси себя: насколько я похож на Христа по отношению к тем, кто предал меня? И после своих актов предательства способен ли я принять прощение от других, способен ли я простить себя?

Или приведем как другой пример святую Марию Магдалину. Вижу ли я себя в ней? Найдется ли у меня та щедрость, непосредственность, тот порыв любви, которые она проявила, пролив драгоценное миро из алебастрового сосуда на ноги Господа Иисуса Христа? “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много”. Или я робок, мелочен, всегда сдерживаюсь, никогда не отдаюсь ничему вполне — ни плохому, ни хорошему? По словам отцов-пустынников: “Лучше грешник, сознающий свой грех и кающийся в нем, чем не грешивший, возомнивший о своей праведности”.

Достиг ли я смелости святой Марии Магдалины, ее постоянства и преданности, проявившихся, когда она пошла помазать тело Господа Иисуса Христа во гробе (Иоанн, 20:1)? Слышу ли я, как воскресший Спаситель зовет меня по имени, как ее позвал, и взываю ли я: “Учитель” — с ее простотою и полной самоотверженностью (Иоанн, 20:16)?
Читая Священное Писание таким образом — с послушанием, как члены Святой Церкви, находя в нем Господа Иисуса Христа повсюду, воспринимая все как часть своей собственной жизни, — мы сможем сколько-то ощутить многогранность и глубину Святой Библии. И все же нас никогда не покинет чувство, что мы всего лишь начали изучать Святую Библию. Мы похожи на человека, выплывающего на маленькой лодочке в безбрежный океан.
“Слово Твое — светильник ноге моей и свет стезе моей” (Псалом, 118:105).

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.