Четыре Евангелия

Все четыре Евангелия согласно повествуют о жизни и учении Христа Спасителя, о Его чудесах, крестных страданиях, смерти и погребении, Его славном воскресении из мертвых и вознесении на небо. Взаимно дополняя и разъясняя друг друга, они представляют собой единую целую книгу, не имеющую никаких противоречий и несогласий в самом главном и основном.
 
Обычным символом для четырех Евангелий служит таинственная колесница, которую видел пророк Иезекииль (Иез. 1, 1-28) и которая состояла из четырех существ, напоминавших своим видом человека, льва, тельца и орла. Эти существа, взятые в отдельности, сделались эмблемами для евангелистов. Христианское искусство, начиная с 5 века, изображает Матфея с человеком или ангелом, Марка со львом, Луку с тельцом, Иоанна с орлом.
 
Кроме наших четырех Евангелий, в первые века известно было до 50-ти других писаний, называвших себя также «евангелиями» и приписывавших себе апостольское происхождение. Церковь отнесла их к списку «апокрифических» – то есть недостоверных, отвергнутых книг. Эти книги содержат в себе искаженные и сомнительные повествования. К таким апокрифическим евангелиям относятся «Первоевангелие Иакова», «История Иосифа плотника», «Евангелие Фомы», «Евангелие Никодима» и другие.
 
Из четырех Евангелий содержание первых трех – от Матфея, Марка и Луки – во многом совпадает, близко друг к другу. Четвертое же Евангелие от Иоанна в этом отношении стоит особняком, значительно отличаясь от первых трех как излагаемым в нем материалом, так и самим стилем, формой изложения.
 
В связи с этим первые три Евангелия принято называть синоптическими, от греческого слова «синопсис», что значит «изложение в одном общем образе».
 
Синоптические Евангелия повествуют почти исключительно о деятельности господа Иисуса Христа в Галилее, святой Иоанн – в Иудее. Синоптики рассказывают главным образом о чудесах, притчах и внешних событиях в жизни Господа, ап. Иоанн ведет рассуждения о глубочайшем ее смысле, приводит речи Господа о возвышенных предметах веры. Но при всем различии между Евангелиями, в них нет внутренних противоречий; при внимательном чтении легко найти ясные признаки согласия между синоптиками и св. Иоанном.
 
И если синоптики выделяют более человеческую сторону Христа, а Иоанн, по преимуществу – божественную, то это еще не значит, то это еще не значит, что у синоптиков совсем отсутствует божественная сторона или у Иоанна – человеческая. Сын Человеческий у синоптиков есть также и Сын Божий, Которому дана всякая власть на небе и на земле. Равным образом, Сын Божий у Иоанне есть также и истинный человек, Который принимает приглашение на брачный пир, дружески беседует с Марфой и Марией и плачет над гробом Своего друга Лазаря.
 
Таким образом, синоптики и св. Иоанн взаимно друг друга дополняют и только в своей совокупности дают цельный образ Христа, каким он воспринят и проповедуется Церковью.
 
Евангелие от Матфея
Евангелист Матфей, носивший также имя Левия, состоял в числе 12-ти апостолов Христовых. До своего призвания к апостольскому служению он был мытарем, то есть сборщиком податей, и, как таковой, конечно, нелюбим своими соотечественниками евреями, презиравшими мытарей за то, что они служили неверным поработителям их народа и притесняли свой народ взиманием податей, причем в своем стремлении к наживе часто брали много больше, чем следует.
 
О своем призвании св. Матфей рассказывает сам в 9 гл. своего Евангелия, называя себя именем Матфея, в то время, как евангелисты Марк и Лука, повествуя о том же, именуют его Левием. У евреев было в обычае иметь несколько имен.
 
Тронутый до глубины души милостью Господа, не гнушавшегося им, несмотря на общее презрение к нему евреев и особенно духовных вождей еврейского народа книжников и фарисеев, Матфей всем сердцем воспринял учение Христово и особенно глубоко уразумел его превосходство над преданиями фарисейскими, носившими печать внешней праведности, самомнения и презрения к грешникам. Вот почему он один приводит так подробно сильную обличительную речь Господа против книжников и фарисеев – лицемеров, которую мы находим в 23 гл. его Евангелия.
 
Надо полагать, что по той же причине он особенно близко принял к сердцу дело спасения своего родного еврейского народа, столь пропитавшегося к тому времени ложными понятиями и взглядами фарисейскими, а потому его евангелие написано преимущественно для евреев.
 
Написав свое Евангелие для евреев, св. Матфей ставит своей главной целью доказать им, что Иисус Христос и есть именно тот Мессия, о Котором предсказывали ветхозаветные пророки, что ветхозаветное откровение, затемненное книжниками и фарисеями, только в христианстве уясняется и воспринимает свой совершенный смысл.
 
Поэтому он и начинает свое Евангелие родословием Иисуса Христа, желая показать евреям Его происхождение от Давида и Авраама, и делает огромное количество ссылок на Ветхий Завет, чтобы показать исполнение на Нем ветхозаветных пророчеств.
 
Назначение первого Евангелия для евреев видно из того, что св. Матфей, упоминая об иудейских обычаях, не считает нужным объяснить их смысл и значение, как это делают другие евангелисты. Равным образом он оставляет без объяснения и некоторые арамейские слова, употреблявшиеся в Палестине.
 
Евангелист Матфей долгое время и проповедовал в Палестине. Потом удалился для проповеди в другие страны и окончил свою жизнь мученической смертью в Эфиопии.
 
Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.