Свт. Игнатий Брянчанинов. Изложение учения Православной церкви о Божией Матери

Божия Матерь, Приснодева Мария есть высшее существо из всех сотворенных разумных существ, несравненно высшее самых высших Ангелов, Херувимов и Серафимов, несравненно высшее всех святых человеков. Она — Владычица и Царица всей твари, земной и небесной. Она — Приснодева, то есть, до рожде­ния ею Богочеловека — Дева, в рождении Его — Дева, по рож­дении Его — Дева. Имя Мария дано ей по велению Божию, и значит Госпожа.
 
К уразумению достоинства Богоматери, к уразумению его в том величии, в каком оно исповедуется Православной Цер­ковью, руководствуют точные и подробные понятия о непо­стижимом деянии всемогущего Бога: о вочеловечении Бога-Слова.
 
Предвечное Слово — Сын Божий творчества Своего составил Себе плоть в утробе Девы: зачался Богочеловек, и ро­дился Богочеловек. Сын по Божественному естеству соделался сыном и по естеству человеческому. Родился от Девы Иисус Христос, одно Лицо в двух нераздельных и неслитных естествах, Божеском и человеческом. Божеское естество, несмотря на Свою беспредельность, не уничтожало естества человеческого, и человеческое естество, несмотря на свое неслитное сущест­вование, нисколько не стесняло беспредельности естества Бо­жественного. Такое чудное соединение, принимаемое верой и рождаемым ею духовным разумом, недостижимое для разума плотского и душевного, произведено всемогуществом Божества.
 
Вочеловечившийся Господь имел все принадлежности челове­ка: дух, душу и тело. Именем духа обозначается разумная часть человека: его ум, его мысль, его словесные сердечные ощуще­ния, чуждые естеству зверей и скотов, общие естеству челове­ческому и ангельскому. Собственно душа выражается в жизнен­ной силе; душе свойственны желание или воля, и энергия или естественный гнев, не переходящий в раздражительность. Эти свойства видим и в животных. Человеческий дух Христов упраж­нялся молитвой и изложением словами человеческими слова Божия; душа Христова выражала радость, скорбь, гнев, томле­ние; тело Христово зачалось, родилось, питалось, возрастало, утруждалось, ощущало голод и жажду, упокоевалось сном, страдало, было распято и погребено, воскресло. По нераздель­ности естеств во всех случаях, когда проявлялось естество человеческое как бы действующим исключительно, — содействовало ему нераздельно и неразлучно, хотя и неслитно, естество Божие, действуя сообразно себе.
 
Таким образом хотя зачался во утробе Девы человек, но он в самом зачатии уже был и Бог; хотя родился от Девы человек, но вме­сте родился и Бог; возрастал, вкушал пищу, утруждался от пути, был связан в саду Гефсиманском, ударяем по ланитам, ударяем жезлом по главе, увенчан терновым венцом, распят человек, но вместе и Бог. Таким образом Апостолы были очевидцами, уче­никами, посланниками Бога; Иуда Искариотский предал Бога; архиереи иудейские и Пилат суть богоубийцы; Приснодева есть Божия Матерь. По нераздельности естеств в одном лице, совер­шавшееся относительно одного естества неизбежно относилось и к другому.
 
При зачатии Богочеловека от человечества заимствована одна половина его — Дева; семя мужчины, обыкновенно оплодотворяющее утробу женщины, отвергнуто. Причина этого ясна. Род человеческий тотчас по сотворении первых человеков полу­чил способность размножаться (Быт. 1, 28). Эта способность осквернена грехом вместе с прочими способностями в самом корне своем — в праотцах: следовательно она, производя людей, в самом об­ряде производства сообщает им греховный яд, как пророк Давид по внушению Святого Духа исповедал от лица всего человечест­ва: в беззаконниях зачат есмь (Псал. 50, 7).
 
Способ зачатия, сообщавший с жизнью греховность, не мог быть употреблен при зачатии Богочеловека, предназна­ченного в искупительную Жертву за человечество. Жертва за греховность человечества должна быть чуждой гре­ху, вполне непорочной. Этого мало: она должна быть без­мерной цены, чтоб могла искупить человечество, виновное пред бесконечным Богом, невыкупимое, следовательно, ника­кой ограниченной ценой, как бы эта цена ни была велика. Есте­ство человеческое соделало Богочеловека способным быть Жерт­вой, а естество Божеское дало этой Жертве безмерную цену.
 
Бог-Слово для принятия человечества заменил действие се­мени мужеского творческой силой Бога. «Сын Божий, говорит святой Иоанн Дамаскин, из пречистых и девственных кровей образовал Себе начаток нашего естества, плоть, оживленную душой словесной и разумной, но образовал не из семени, а твор­чески». Для достойного зачатия предуготовлена была и Дева.
 
Дева, о зачатии которой возвестил Ангел молящимся и опла­кивающим свое неплодие родителям, которая соделалась плодом слезных молитв и постов, которая была дщерью праведников, которая ими посвящена от самого рождения Богу, и сама по на­строению духа своего посвятила себя всецело на служение Бо­гу, — Дева была уже сама по себе сосудом весьма чистым. Чи­стота Девы тем была неприкосновеннее для ощущений чувственных, что ум Ее, постоянно направленный и прилепленный к Богу, даже не сходил к помышлениям о браке. Это засвидетельствовала она Архангелу, благовестившему ей зачатие и рождение Сына (Лук. 1, 34). Сосуд чистый, предуготованный Богом при посредстве святых человеков и святых Ангелов, сосуд чистый, предуготовленный собственным настроением, еще был предочищен Святым Духом к принятию всесвятого, невещественного семени Слова. Когда Дева вопросила Архангела об образе зачатия и рождения для безмужней, — он объяснил Ей этот образ так: Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя (Лук. 1, 35). Силой названо Слово. Слово Божие есть вместе и Сила Божия и Премудрость Божия (1 Кор. 1, 24): вся Тем — Словом — быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Иоанн 1, 3).
 
   Низошел Дух Святой на чистую Деву, и еще ее очистил. Чистая по собственному состоянию тела и духа, соделалась чистей­шей от творческого всесильного действия, произведенного в ней животворящим, очищающим, обновляющим, изменяющим, пре­творяющим Свои сосуды Духом Божиим. Чистая Дева содела­лась Пречистой, чуждой всякой скверны помышляемой и ощу­щаемой, соделалась благодатно-чистой, Духоносной, Божествен­ной Девой. В такой обновленный и Богоукрашенный сосуд, стя­жавший от действия в нем Святого Духа способность и досто­инство приять в себя Бога-Слово, низошло Слово-Бог, сделалось во утробе Девы и семенем, и плодом, вочеловечилось. «Святый Дух, говорит Иоанн Дамаскин, сошел на нее, очистил ее, и даро­вал ей способность как принять в себя Божество Слова, так и ро­дить. Тогда приосенил ее, как бы Божественное семя, Сын Бо­жий». Пречистая Дева принесла свою чистейшую кровь в дар от всего человеческого рода Семени-Слову, для зачатия Бого­человека.
 
Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.