Молитва Господня

Подивитесь, возлюбленные сомолитвенники и сомолитвенницы, той глубокой мудрости, с которой Святая Православная Церковь руководствует нас в молитве! Вникните, с какой поистине удивительной постепенностью возводит она вступающий в молитвенное собеседование с Богом дух человека грешного из глубины земли до высоты небес. Начав с первой по пробуждении от сна самой краткой молитвы к Богу Спасителю о помиловании, свойственной поверженному в прах, не смеющему и очей своих возвести на небо, безответному грешнику, постепенно ободряемый и вразумляемый руководством Церкви Христовой, благоговейный молитвенник достигает того, что умом и сердцем возносится превыше всего земного, к небесным обителям, где "озаряющим совесть оком", то есть верою, созерцает бесчисленные сонмы славящих Господа ангелов, – не смущается их сообществом, чувствует себя как дома, – и по вере во Христа, возымев сыновнее дерзновение к Самому Всевышнему Владыке, именует Его своим и общим всех верующих Отцом: Отче наш, иже еси на небесех!

Мы сказали, что к этому сыновнему дерзновению душа молящегося возводится постепенно. Теперь прибавим, что она возводится с такой благоразумной осмотрительностью, что на этом необъятном пути восхождения делаются для нее как бы переходы и остановки: за несколькими краткими молитвами следует более пространная, и опять – краткие и более пространная. Так несколько кратких начальных молений предшествует молитве "Царю Небесный", и опять более краткими предваряется молитва "Пресвятая Троице", и снова троекратное повторение кратчайшей молитвы о помиловании, сопровождаемое славословием, предшествует молитве Господней "Отче наш".

Таким мудрым составом молений, которого нельзя не приметить и в дальнейшем продолжении утренних молитв, Святая Церковь учит нас разумной неспешности святого и душеспасительного дела. Так и премудрый Соломон советовал: не скор буди усты твоими, и сердце твое да не ускоряет износити слово пред лицем Божиим; яко Бог на небеси гор, ты же на земли долу: сего ради да будут словеса твоя мала (Еккл. 5, 1).

Вознесшись силою благодатной веры на недосягаемую высоту небес, она объемлет с этой высоты своим взором – или лучше взором своего Божественного Наставника молитвы – и небо, и землю, и преисподнюю. Такой обширный всеобъемлющий взгляд, вполне соответственный и бесконечным стремлениям души, и безграничной любви Небесного Отца, Его необъятной царственной силе и славе, отражается, можно сказать и во всей всеобъемлющей совокупности предметов молитвы Господней.

Здесь видит душа молящегося небо; и у нее рождаются и высказываются сущему на небесах Отцу желания небесные, или такие, которые свойственны существу, предназначенному для неба. Видит землю и спешит поведать о своих нуждах земных, на сколько не противны они высшим потребностям земнородных. Видит преисподнюю и трепетно умоляет Бога спасти ее от этой ужасной беды.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.