Беседа о молитве

Молитва, как стремление и возношение нашего духа к Богу и беседа с Богом, есть необходимая, естественная потребность нашего духа. Богоподобному духу нашему так же свойственно стремиться горе (к небу) – к источнику своего бытия и к первообразу своему – Богу, как телам вещественного мира – тяготеть к земле, средоточию своему, как растениям и цветам свойственно обращаться к свету, который их питает и развивает. И это восхождение к Богу в сердце нашем положил Сам Творец наш; это течение жизни наше в живот вечный провел и направил Создатель наш. И здесь лежат основания и начатки молитвы, как возношения духа нашего к Богу, здесь то основание, почему молитва к Тому, Кто вдунул в нас дыхание жизни, так же сродна и необходима для жизни нашего духа, как необходимо вдыхание воздуха для жизни телесного состава. А потому непререкаемая истина: кто не имеет молитвы, тот бездыханен по духу. Живет и здоров духом, по сходству с жизнью и здоровьем тела, тот, кто чувствуем позыв на пищу и питие Тела и Крови Христовой, имеет эту алчбу и жажду святую, чувствует охотность к движению – на дела благая, да в них ходит, по широте заповедей Господних, и кто имеет дыхание молитвы, дыхание легкое и свободное. Напротив, у кого нет этого движения – на дела благая, и этой алчбы и жажды, у кого и самое дыхание молитвы трудное и тяжелое, тот нездоров, болен духовно. А у кого вовсе нет и самого даже дыхания молитвенного, кто живет баз молитвы, тот мертв духом, бездыханен.

Так необходима для нас, так естественна молитва! Но она и в другом отношении необходима для нас, необходима нравственно, как высочайшая обязанность и святейший долг наш. Вложив стремление молитвенное в естество наше, Господь вместе с тем и обязует нас к молитве, требует ее от нас. И этот долг, это требование заключены и, как в семени, завиты даже в первой заповеди, Богом данной: возлюбиши Господа Бога Твоего. Здесь, в любви, уже заключены стремление и возвышение нашего духа к Богу. Иначе и быть не может. Любить Бога, и не возноситься, не стремиться к Нему духом, невозможно: где любовь, там и стремление, где нет стремления, нет и любви. В этой главной, начальной заповеди Господней о любви заключена не только заповедь о молитве, но и заповедь о непрестанной молитве, возвещенная потом через Апостола: непрестанно молитеся. Ибо заповедь повелевает нам не просто любить Бога, а любить Его всею душою, всем сердцем, всею мыслию и крепостию, т.е. любить Его всегда и от всей силы души, значит и стремиться к Нему любящим духом, всегда и непрестанно, как непрестанна дюбовь. Потому заповеди: возлюбиши Господа Бога всею душою, и: молитеся на всяко время духом – заповеди, одна другую полагающие и одна к другой ведущие.

 

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.