Беседа о молитве

И домашняя и церковная наша молитва угодна Богу только тогда, когда она есть молитва не одних уст, а и сердца. Молитву сердца слышит Бог, когда и нет молитвы уст. Моисей, приведший народ израильский к морю и преследуемый фараоном и воинством его, ничего не говорил Богу устами, но Господь говорит ему: что ты вопиеши ко Мне? Не говорил Моисей внешними устами, но сердце его громко вопияло к Богу. Так, молитву сердца, и без молитвы уст, слышит Господь, и ее-то особенно и слышит Он. Молитву же устную приемлет Он от нас в той мере, насколько в ней выражается молитва сердца. А молитвы одних уст, молитвы, в которой не участвует ни ум, ни сердце, молитвы, в которой устами мы приближаемся к Богу, а сердце далеко отстоит от Него, такой молитвы не слышит Господь, т.е. не внемлет ей и не благоволит к ней. И может ли благоволить и внимать ей Господь, когда сам молящийся не слышит внутренно такой молитвы своей? Если же эта молитва будет еще небрежная и нерадивая, то она даже противна Господу Богу и оскорбляет величие Его; такая молитва бывает во грех. Так, для полноты молитвы нужна и устная молитва, нужна для прославления Господа в душах и телах наших, да будет выну (всегда) хвала Его во устех наших. Но особенно нужно заботиться о сердечной молитве.

Так, молитва наша, чтобы сделаться угодной Богу, должна исходить из глубины души – из глубины воззвах к Тебе, Господи, взывает Давид, – чтобы она изливалась из души, была излиянием сердца нашего. Нужно возносить молитвы наши к Господу Богу со всевозможным благоговением и смирением духа. Истина – сама собою ясная до очевидности. Если и к царю земному нельзя явиться без некоторого страха или благоговения, не тем ли более нужно это в молитве, представая пред лице Царя царей, перед Которым с благоговейным трепетом предстоят архангелы и херувимы, как Творцом своим, Творцом и Владыкой вселенной. Но, представая пред Господом со страхом благоговения, мы, христиане, по безмерной к нам милости и благодати Божией во Христе Иисусе, можем предстать пред лице Божие и с сыновним дерзновением, взывая к Нему: Отче наш! Можем с сыновней искренностью и благоговейной доступностью открывать Ему свое сердце и нужды, по слову Апостола: прошения наша да сказуются Ему (Флп. 4, 6). Но чтобы иметь такое сыновнее дерзновение, и чтобы неосужденно взывать к Господу Богу: Отче наш! – нужно и самим нам иметь сыновнюю к Нему покорность и полную готовность исполнять волю Его, святые заповеди Его, а вместе с тем быть и в братском расположении к другим, ближним нашим, как детям одного Отца Небесного. Тем более нужно прекращать всякие взаимные наши вражды, примиряться с другими, и умиротворять свою душу, чтобы достойно предстать в молитве пред лице Господа, Бога мира (1 Кор. 14, 33) и любви, и любящего мир и любовь. Иначе молитва наша не будет благоугодна Ему.

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.