Таинство Исповеди. Покаяние

Кто совершает Таинство Исповеди

Исповедь приносится Богу, а священник — только “свидетель”, как сказано в чинопо­следовании Таинства. Зачем нужен свидетель, когда можно исповедоваться Самому Богу? Церковь, устанавливая Исповедь перед священником, несомненно, учитывала субъективный фактор: Бога многие не стыдятся, так как не видят Его, а перед человеком исповедоваться стыдно, но это спасительный стыд, помогающий преодолеть грех. Кроме того, священник является духовным руководителем, помогающим найти верный путь для преодоления греха. Исповедь не ограничивается только рассказом о грехах, она предполагает и совет священника, а также в некоторых случаях епитимию — наказание или нравственное предписание для уврачевания греха.
 
Перед началом Исповеди священник предупреждает, что она должна быть полной; в случае, если кающийся по стыду или по другой причине скрывает грехи, Таинство считается недействительным: “Не стыдись и не бойся, и не скрывай ничего от меня, — будешь иметь сугубый грех”. Прощение человек получает на Исповеди тоже полное и всецелое: “Я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю тебя от всех грехов твоих во имя Отца и Сына и Святого Духа”.
 
Прощаются ли забытые грехи? Однозначного ответа на это нет, хотя в молитве говорится именно о прощении всех грехов. Как правило, если человек после Исповеди вспоминает забытый грех, он кается в нем на следующей Исповеди. Если Исповедь бывает не слишком редко, человек не успевает забыть свои грехи.
 
Священник наделен от Бога правом объявлять от Его имени прощение грехов. Господь Иисус Христос сказал апостолам: “Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе, и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе” (Мф. 18, 18). Эта власть “вязать и решить” перешла, как верует Церковь, от апостолов к их преемникам — епископам и священникам.
С тех пор, как Причащение мирян за каждой Литургией перестало быть нормой и сменилось практикой редкого или ежегодного Причащения, Таинство Исповеди, естественно, стало предварять Причащение. В Русской Церкви этот обычай постепенно привел к возникновению теории, согласно которой Причастие мирян в отличие от духовенства вообще невозможно без Исповеди. На практике это приводит к тому, что по большим праздникамв очередь на Исповедь выстраиваются сотни людей, желающих причаститься, а сама Исповедь сводится к трем фразам, сказанным в спешке, или только к чтению разрешительной молитвы, которая воспринимается как “допуск” к Причастию. Акцент в данном случае переносится с покаяния на разрешительную молитву, которая воспринимается как самый важный момент Таинства. В Церквах греческого Востока Исповедь не связана с Причащением, что иногда приводит к обратной крайности: люди вообще не приступают к Исповеди и причащаются, не очистив совесть.
 
Греческая Церковь не знает также русской практики так называемой “общей Исповеди”, когда по причине большого стечения народа священник не беседует с каждым в отдельности, а лишь сам вслух перечисляет грехи, и верующие отвечают “каюсь”, или “грешен”, или ничего не отвечают; после чего прочитывается молитва и все подходят “под разрешение”, а иногда и разрешительная молитва читается для всех сразу (“прощаю и разрешаю вас”). На рубеже XIX–XX столетий святой праведный Иоанн Кронштадтский практиковал общую Исповедь, однако это было сделано по особому разрешению Святейшего Синода, и сама Исповедь скорее напоминала древние публичные Исповеди, чем те, что практикуются сегодня, так как все присутствующие одновременно называли свои грехи вслух. В послереволюционной России общая Исповедь стала повсеместной из-за нехватки храмов и священников. Будучи вынужденной мерой, она, однако, не должна заменить собой част­ную Исповедь, благодатное и спасительное действие которой известно всякому верующему по опыту.
 

О епитимиях

В древней Церкви в зависимости от тяжести исповеданных грехов назначались и церковные наказания: лишение на определенное время права делать приношения и участвовать в Таинстве Евхаристии, запрещение присутствовать на собраниях общины, и, наконец, за самые тяжкие грехи (убийство, прелюбодеяние) при нераскаянии виновные публично извергались из числа верующих. Впоследствии, если они приносили искреннее покаяние, епископ по ходатайству диаконов позволял им посещать собрания верных, приравнивая их в правах к оглашенным и лишь после испытания допускал их в число кающихся. В древности кающиеся разделялись на четыре разряда. Первые, так называемые плачущие, не смели входить в церковь и со слезами просили молитв у проходящих; другие, слушающие, стояли в притворе и подходили под руку благословляющего епископа вместе с готовящимися ко Крещению и с ними удалялись из храма; третьи, называемые припадающими, стояли в самом храме, но в задней его части, и участвовали с верными в молитвах о кающихся, падши ниц. По окончании этих молитв они, преклонив колени, получали благословение епископа и удалялись из храма. И, наконец, последние — купностоящие — стояли вместе с верными до конца Литургии, но не приступали к Святым Дарам. В продолжение всего времени, назначенного кающимся для исполнения наложенной на них епитимий, Церковь возносила за них молитвы в храме между Литургией оглашенных и Литургией верных. Эти молитвы и составляют в наше время основу чинопоследования Покаяния.
 
Согласно словам Самого Спасителя: "Кому простите грехи, тому простятся; на ком оста­вите, на том останутся" (Ин. 20, 22-23), священнослужитель может в отдельных случаях отпускать грехи не сразу после их исповедания, а лишь по исполнении кающимся в течение определенного времени особо назначенного ему послушания — епитимий. Это слово в переводе с греческого означает "запрещение", но по духу своему является не карательным, а церковно-воспитательным средством. Епитимия — это памятка, урок,упра­жнение; она приучает к духовному подвигу, рождает вкус к нему. Возможные виды епитимий: поклоны во время Богослужения или чтения домашнего молитвенного правила, молитва Иисусова, вставание на полунощницу, духовное чтение (акафисты, жития святых), пост, милостыня — кому что нужнее. Епитимия всегда должна быть ограничена точным сроком и исполняться по твердому распорядку, например, чтение акафиста вместе с вечерним правилом в течение 40 дней.
 
На первом месте при назначении епитимий лицу, виновному в ссорах, оскорблениях, побоях, должно быть покаяние перед обиженным и примирение с ним. Епитимию надо сообразовывать с условиями жизни кающегося. Нельзя назначать чтение акафистов, если у человека нет их текстов; нельзя призывать его к ежедневному присутствию на богослужении, если он работает на производстве или в учреждении. Если по бытовым условиям прихожанин не может читать большие молитвенные правила с акафистами и земными поклонами, то можно предложить ему исполнять это в храме до начала богослужения, но ни в коем случае не во время общей службы.
 
Умирающие, находящиеся под епитимией, не лишаются Причащения, но в случае вы­здоровления больного она продолжается до установленного срока.
Над человеком, исполнившим все предписания данной ему епитимии, должна быть прочитана особая разрешительная молитва (Требник, гл. 8).
 
Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.