Преподобный Амвросий Оптинский

Преподобный Амвросий ОптинскийПамять 23 октября. Александр Гренков, будущий отец Амвросий, родился 21 или 23 ноября 1812 года в семье верующих в селе Большие Липовицы Тамбовской епархии. Окончив Духовное училище, он затем прошел успешно курс в Духовной семинарии. Однако не пошел ни в Духовную Академию, ни стал священником. Некоторое время он был домашним учителем и преподавателем. Обладая живым и веселым характером, добротою и остроумием, Александр был очень любим своими товарищами и сослуживцами. В последнем классе семинарии ему пришлось перенести опасную болезнь, и он дал обет постричься в монахи, если выздоровеет. По выздоровлении он не забыл своего обета, но несколько лет откладывал его исполнение. Однако совесть не давала ему покоя. Однажды, будучи уже в Липецке, гуляя в соседнем лесу, он, стоя на берегу ручья, явственно расслышал в его журчанье слова: «Хвалите Бога, любите Бога…»

Дома, уединяясь от людей, он пламенно молился Божией Матери просветить его ум и направить его волю. Изнемогая от своей нерешимости, Александр отправился за советом к проживавшему в той местности известному подвижнику Илариону. «Иди в Оптину, — сказал ему старец, — и будешь опытен». Осенью 1839 года он прибыл в Оптину пустынь, где был ласково принят старцем Львом.

Вскоре Гренков принял постриг и был наречен Амвросием в честь святителя Медиоланского, затем был рукоположен в иеродиакона и позднее в иеромонаха.

По смерти отца Льва, когда отец Макарий начал свое издательское дело, о. Амвросий, окончивший семинарию и знакомый с древними и новыми языками (он знал пять языков), был одним из его ближайших помощников. Вскоре после рукоположения он заболел. Болезнь была настолько тяжела и продолжительна, что навсегда подорвала здоровье отца Амвросия и почти приковала его к постели. Вследствие своего болезненного состояния он до самой своей кончины не мог совершать литургии и участвовать в длинных монастырских богослужениях.

Постигшая о. Амвросия тяжелая болезнь имела для него несомненно промыслительное значение. Она умерила его живой характер, предохранила его, быть может, от развития самомнения и заставила глубже войти в себя, лучше понять и самого себя, и человеческую природу.

Он обладал необыкновенно живым, острым, наблюдательным и проницательным умом, просветленным и углубленным постоянной сосредоточенной молитвой, вниманием к себе и знанием подвижнической литературы. По благодати Божией его проницательность переходила в прозорливость. Со всеми качествами своей богато одаренной души о. Амвросий, несмотря на свою постоянную болезнь и хилость, соединял неиссякаемую жизнерадостность и умел давать свои наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались каждым слушающим. Когда было необходимо, он умел быть взыскательным, строгим и требовательным, применяя «наставление» палкой или же накладывая на наказуемого епитимью.

Старец не делал никакого различия между людьми. Каждый имел к нему доступ и мог говорить с ним: петербургский сенатор и старая крестьянка, профессор университета и столичная модница, Соловьев и Достоевский, Леонтьев и Толстой. Глубоко проникая в душу своего собеседника, он читал ее, как раскрытую книгу, не нуждаясь в его признаниях.

Много говорилось о прозорливости преподобного Амвросия. Он старался скрыть от людей этот свой дар и не имел обыкновения предсказывать. Но в тех советах, которые он давал, этот дар обнаруживался во всем своем непостижимом величии.

Для него не существовало тайн; он видел все. Незнакомый человек мог прийти к нему и молчать, а он знал его жизнь и его обстоятельства, его душевное состояние и причину, по которой он пришел.

Преподобный Амвросий знал не только чувства тех, кто находился перед ним, — ему было известно настроение тех, кто приходил в первый раз; когда ему докладывали, он уже знал, привела ли к нему нужда или любопытство, надо ли принять поскорее или смирить ожиданием. Кто был внимателен к себе, тот замечал, что чем тяжелее була душевная ноша, с которой шли к батюшке, тем ласковее было его приветствие, хотя было и темно и не было видно выражения лица приходящего.

Его милостыня не знала предела. Он сам держался такого правила — никому никогда не отказывать. Через его руки проходило множество денег, которые приносили ему его духовные дети, и эти деньги расходились с необыкновенной быстротой в виде помощи всем, кто просил, а часто кто и не просил, но нуждался.

Что касается исцелений, то им не было числа и перечислить их невозможно. Эти исцеления старец всячески прикрывал. Иногда посылал больных в разные места, а по дороге те исцелялись. Иногда старец как бы в шутку стукнет рукой по голове, и болезнь проходит. Многим людям преподобный Амвросий являлся на расстоянии или с целью исцеления, или для избавления от бедствий.

Внешняя жизнь старца в Оптинском скиту протекала следующим образом. День начинался часа в 4—5 утра. В это время он звал к себе келейников и читалось утреннее правило. Оно продолжалось более двух часов, после чего келейники уходили, а старец, оставшись один, предавался молитве и готовился к своему великому дневному служению. С 9 часов начинался прием монашествующих, а затем — мирян. Прием длился до обеда. Часа в два ему приносили скудную еду, после которой он час-полтора оставался один. Затем читалась вечерня и до ночи возобновлялся прием. Часов в 11 совершалось длинное вечернее правило, и не раньше полуночи старец оставался, наконец, один. Отец Амвросий не любил молиться на виду. Келейник, читавший правило, должен был стоять в другой комнате.

Так в течение более тридцати лет, изо дня в день старец Амвросий совершал свой подвиг. В последние десять лет своей жизни он взял на себя еще одну заботу: основание и устройство женской обители в Шамордино, где кроме 1000 монахинь имелись еще приют и школа для девочек, богадельня для старух и больница.

В этой обители старец и скончался 10/23 октября 1891 года. Тело его было перевезено в Оптину пустынь, где он провел свою жизнь и где покоились его духовные руководители — старцы Лев и Макарий. На мраморном надгробии выгравированы слова апостола Павла: «Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобрящу. Всем бых вся, да всяко некия спасу» (1 Кор. 9, 22). Слова эти точно выражают смысл жизненного подвига старца.

Преподобне отче Амвросие, моли Бога о нас!

 

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.