Отцы Церкви о духовном руководстве

Преподобный Иларион Оптинский

Не стыдись обнажать струпы твои духовному наставнику и будь готов принять от него за грехи свои и посрамление, чтобы чрез него избежать вечного стыда.
 

Преподобный Амвросий Оптинский

Не следует разбирать жития и дела наставников, а только наставления их принимать, если они согласны со словом Божиим и не противны оному. А за дела свои каждый сам отвечает перед Богом, и наставник, и повинующийся.

• • •

О духовных же отцах заповедь другая; так как бдят о душах наших, должно повиноваться им, а не представлять их во время молитвы. Это не только не нужно, но и вредно, особенно тому, кто еще не освободился от земных чувств ветхого человека.

• • •

Итак, заботящийся о своем спасении должен внимать только своей пользе душевной, идя путем послушания и отсечения своей воли, и должен быть благодарным и располагаться любовию к тем, кто заботится о нас и помогает нашему спасению своими средствами, хотя бы и терпкие иногда употреблял средства.

• • •

Правду сказать, что мне не следовало бы учить лучших себя ради непотребства моего духовного; но мне жаль тебя, когда вижу, что враг тебе очень досаждает своими злыми кознями; и этой жалостью побеждаюсь и убеждаюсь объяснять тебе такие вещи, которые выше меня.
 

Преподобный Варсонофий Оптинский

В отношениях ученика к старцу главное — вера ученика. Если спрашивают старца с верой, то Господь по вере спрашивающего и открывает ученику Свою волю.

Преподобный Нектарий Оптинский

Одному духовному сыну преподобный сказал: “Аз возжегох вам светильник, а о фитиле вы позаботьтесь сами”.
 

Преподобный Никон Оптинский

Духовный отец только, как столп, указывает путь, а идти надо самому. Если духовный отец будет указывать, а ученик сам не будет двигаться, то он никуда не уйдет, а так и сгниет у этого столпа.

Духовный отец нужен для чего? Чтобы при помощи его незаблудно шествовать и достигать Царства Небесного, а для этого необходимо главным образом исполнять на деле наставления, советы и указания духовника, жительство свое проводить благочестиво.

• • •

Были примеры, что некоторые имели возможность часто бывать у старца, иные даже постоянно сидели возле старца, непрестанно слышали его наставления, даже и жительствовали с ним и оставались бесплодными. А некоторые имели редкую возможность бывать у старца и удостаивались слышать краткое наставление, но преуспевали…
Так вот, не в том сила, чтобы часто бывать у отца духовного, а в том, чтобы его наставления исполнять, чтобы не быть бесплодными. И я прошу вас, постарайтесь, чтобы не погибли мои убогие труды…

• • •

Считаю нужным напомнить вам, что я всегда особенное обращал внимание на тщательную исповедь. Есть указание у святых отцов и у епископа Игнатия Брянчанинова, что греховные навыки и страсти не поддаются уврачеванию без исповеди. Всякое врачевание будет неполным и недостаточным без исповеди, а при помощи исповеди они удобно искореняются. Поэтому я прошу вас всегда обращать особенное внимание на исповедь, всегда тщательно готовиться к ней и чистосердечно исповедовать все свои согрешения. И я всегда старался неспешно и тщательно каждого из вас исповедать и подробно спрашивал, чтобы ничего не оставалось на совести. А если кто по неразумию не все откровенно и чисто исповедал, то пусть исповедует, чтобы совесть была неоскверненною.

Духовника бояться нечего, и стыдиться его не должно. Духовник все знает, все грехи знает, так как у него не одна душа, а сотни исповедуются и его не удивишь никаким грехом, как бы он велик и тяжек ни был. Наоборот, всякий исповеданный какой-либо тяжкий грех возбуждает во мне особенную заботу о душе, и я никогда не изменялся и не могу измениться в своем отношении к душе, какие бы ни были исповеданы ею согрешения, наоборот, я больше о ней болею, беспокоюсь, забочусь о ее уврачевании и спасении. Поэтому старайтесь ничего не скрывать, старайтесь чисто исповедоваться.

• • •

Если нет возможности исполнить обет послушания, некому повиноваться, надо иметь готовность все делать согласно воле Божией. Есть два вида послушания: внешнее и внутреннее. При внешнем послушании требуется полное повиновение, исполнение всякого дела без рассуждения. Внутреннее послушание относится к внутренней, духовной жизни и требует руководства духовного отца. Но совет духовного отца следует проверять Священным Писанием… Истинное послушание, приносящее душе великую пользу, это когда за послушание исполняешь то, что несогласно с твоим желанием, наперекор себе. Тогда Сам Господь берет тебя на Свои руки.

• • •

Если ты уходишь от духовного отца с унынием, с тоской, с еще большим грузом, чем к нему пришла, если он причиняет тебе страдания, и эти страдания влекут тебя к земле, и ты не получаешь облегчения — берегись такого отца! Не пускай его в свою душу. Это волк в овечьей шкуре. Он готов под видом спасения погубить твою душу.
Вот какой верный признак твоего истинного духовного отца, который может тебя вести: если ты от него выходишь облегченная, твоя душа как бы приподнята над землей, ты ощущаешь в себе новые силы, мир, радость, свет, любовь ко всем, с желанием работать над собой, служить Христу — знай, это твой истинный духовный отец.

Протоиерей Валентин Свенцицкий

Надо на деле научиться отказываться от своей воли. Ибо действующая в нас воля мешает тому состоянию открытости души, которое необходимо для принятия в душу благодати Божией.

Научиться отдать себя в руки Божии — а это необходимо для жизни духовной и молитвы — можно только через отречение от своей воли в послушании.

Вот почему так высоко ценят послушание святые отцы и требуют от подвизающегося его полного исполнения. Слушаться надо безусловно и не рассуждая. Не спрашивая: почему? И даже не стараясь уяснить себе, почему требуется то или другое. Ибо если послушание будет от “согласия” с доводами разума — это уже не есть послушание, не есть отречение от своей воли.

Когда мы имеем многое возразить против того, что повелевает духовный отец, нужно отложить все рассуждения, ибо согласие не есть послушание. Монастырское послушание, или послушание старцу, и есть послушание без мотивов, без рассуждений, без возражений.

Конечно, священник-духовник не то же, что старец, но и ему должно оказывать добровольное послушание, поскольку во всякое духовничество входит элемент старчества.

Встает в душе вопрос: так неужели же всегда надо слушаться?

Надо слушаться тогда, когда это приятно, и тогда, когда это неприятно.

Надо слушаться тогда, когда это легко понести, надо слушаться и тогда, когда это трудно понести.

Послушничество есть послушничество.

Послушание должно оказываться и в таких делах, которые могут казаться неправильными, неполезными, даже ненравственными — по словам святого Иоанна Лествичника, “противными нашему спасению”. “За грех послушника духовник отдает отчет Богу, а не послушник”,— говорит авва Дорофей.
Речь идет о послушании монастырском, о руководстве старческом, где послушание является нарочитым подвигом. Духовник в миру не может взять на себя такого руководства, ибо не может руководить всею жизнью духовного своего сына. Но в объеме и его духовного руководства надлежит все же пребывать в послушании и мирянам, ибо без послушания отцу нет сыновнего отношения и, значит, нет и никакого руководства.

Вот почему в завершение наставления о послушании святой Иоанн говорит слова страшные, дерзновенные, говоря которые святой по¬движник предостерегает, чтобы словами этими “не ужасались”: “Не ужасайся и не дивись, когда скажу тебе… что лучше согрешить перед Богом, нежели перед отцом своим, потому что если мы прогневали Бога, то наставник наш может Его с нами примирить, а когда мы наставника ввели в смущение, тогда уже никого не имеем, кто бы за нас ходатайствовал” (Иоанн Лествичник).
Не значит ли это, что руководители дерзают на положение каких-то избранных старцев? Совсем нет. Но мы веруем, что, когда душа действительно ищет руководства и смиренно воспринимает дух послушнический, Господь вразумит пастыря, даст ему указания, как вести такую душу, лишь бы только не было злоупотребления. Но ведь злоупотребление везде и всегда возможно, это уж есть грех, который возможен и в миру, и в монастыре.

Если не умудрит Господь руководителя-духовника и он не сможет верно указать самое полезное для молящегося, он сделает великое благо уже тем, что “личную волю” молящегося, через которую действует дьявол, обезопасит, взяв в свои руки.

Есть одно, что дает обязательство для воина Христова отказаться от послушания. И то тогда, когда требования идут вразрез с чистотою Православия, и тогда, когда непослушание делается во имя этой чистоты. Только здесь непослушание не расшатывает дух воина Христова, а утверждает и закаляет его!
Святой Афанасий Великий называет послушание “добровольным мученичеством”. И мученический путь вначале труден. В средине допускает колебания. А к концу светел и радостен.
Когда человек вступает на путь послушания, вначале ему трудно подчинить волю свою чужой воле. Отсюда скорбь и смятение духа. В средине пути бывает по-разному. Одни быстро усваивают привычку к послушанию, другие с трудом, отсюда у одних эта средина пути проходит без скорби, у других в скорбях. А к концу все люди радостно несут подвиг послушания.
И ныне пребывающие в послушании и под руководством старцев или простых духовников, встающие на путь жизни, подвергаются такому же нападению врага. Они вдруг начинают испытывать усиление страстей или начинают чувствовать окаменелость сердца. То внезапная тревога охватывает их, то сухость, то леность, пропадает почти совсем желание молиться. Враг вкладывает ему мысль, что пока он не исполнял послушания, не шел по этому пути, он был лучше. Лучше молился, был чище сердцем, духовнее, ревностнее работал Господу. А вот как встал под руководство — так и потерял все.

Знай — это искушение. Вражеский навет, попускаемый промыслительно, ибо такое временное лишение нас духовных благ бывает для нас причиною глубочайшего смиренномудрия.
Иной раз быстрые успехи поражают послушника, ему начинает казаться, что он уже достиг высоты, на которой не требуется послушания. Из тихой пристани выходит он на безбрежный простор своеволия. Здесь бесы стерегут его, и начатый под руководством так успешно путь жизни духовной кончается страшным кораблекрушением. Чаще всего именно здесь впадает человек в прелесть, то есть в горделивое самообольщение.

Славно и велико послушание!

На послушничестве созидалась вся духовная жизнь. На послушничестве созидалась и великая Православная Церковь.

Послушничество лежит в основании всех православных подвигов.

Послушничество дало святой Церкви ее великую силу и славу.

Послушничеством создавалось в Церкви то лучшее, что мы имеем в нашем руководстве духовном.

Послушничеством была спаяна и скреплена святая Церковь. Послушничество лежит в основании незыблемого ее здания.

И сколько изломанных самочинием своим, упованием на свою волю, всегда зиждущихся на страстях людей приходит в этом изломанном, искалеченном внутреннем своем состоянии тоски и смятения, просят пастыря взять их в свое руководство, взять у них эту волю, их измучившую и изломавшую их жизнь. И с какой радостью и готовностью вручают душу свою, чувствуя, что именно здесь тихое пристанище.
 

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.