Великопостный образ жизни, быт

Мы посещаем службы, постимся и молимся в определенное время, но всем этим мы еще не исчерпываем постный подвиг. Для того, чтобы все это было действенным и плодотворным, требуется еще поддержка всей нашей жизни. Другими словами, требуется известный образ жизни, кото­рый не был бы противоположностью Посту, не раздваивал бы наше су­ществование. В прежние времена в православных странах само общество создавало великопостную атмосферу жизни совокупностью обычаев и на­выков, как личных, так и коллективных, рождающую то, что так хорошо выражается словом "быт". В течение Великого Поста все общество подчи­нялось известному ритму жизни, правилам, которые постоянно напомина­ли отдельным членам этого общества о Великом Посте.

Мы не живем в православном обществе, и поэтому общественная жизнь в наши дни не может создать великопостной атмосферы. Мир, окружаю­щий нас, мир, к которому мы принадлежим, не меняется Великим Постом. Поэтому от нас требуется новое усилие, необходимо еще раз обдумать религиозную связь между внешней и внутренней жизнью. Духовная траге­дия секуляризма, обмирщенности нашей цивилизации в том, что они втал­кивают нас в подлинную религиозную шизофрению: деление жизни на две части – религиозную и светскую, без какой-либо связи между ними. По­этому для замены внешних символов и напоминаний в наши дни требуется особенное духовное усилие. Схематически это усилие можно рассматри­вать, во-первых, по отношению к нашей домашней жизни и, во-вторых, по отношению к жизни нашей вне дома.

Что же должно и может быть сделано Великим Постом в домашней, семейной жизни?

Без всякого сомнения, все согласятся с тем, что семейный образ жиз­ни радикально изменился под влиянием радио и телевидения. Наша жизнь переполнена информацией о событиях в мире. Не нужно никуда выходить или выезжать, чтобы знать, что делается на свете. Весь мир постоянно в пределах нашего достижения. И мало-помалу элементарный опыт внут­ренней жизни, красота этого мира просто исчезнет из современной куль­туры. А если не телевидение, то музыка: музыка перестала быть тем, что слушаешь; она превратилась в какой-то музыкальный фон разговоров, чте­ния, занятий и т.д. Эта постоянная необходимость в музыке изобличает неспособность современного человека наслаждаться тишиной, восприни­мать ее не как что-то отрицательное, как отсутствие чего-то, но именно как условие для всякого настоящего присутствия. Если христиане прежних времен жили по большей части в мире тишины и молчания, дававших им возможность полностью сосредоточиться на внутренней жизни, то совре­менные христиане должны делать особые усилия, чтобы получить хотя бы существенно нужное молчание и тишину, необходимые для соприкоснове­ния с высшей реальностью. Таким образом, проблема радио и телевиде­ния в течение Великого Поста – это не побочный вопрос, а в некотором смысле вопрос духовной жизни и смерти.

Надо понять, что невозможно делить нашу жизнь между великопост­ной светлой печалью и переживанием модного фильма или спектакля. Эти два переживания несовместимы, и одно из них окончательно уничтожает другое. Однако очень вероятно, что модный фильм скорее одолевает светлую печаль; обратное может произойти только с приложением осо­бых усилий. Поэтому первый великопостный обычай, который можно пред­ложить, – это решительное прекращение слушанья радио и телевидения Великим Постом. В данном случае мы не смеем предложить совершенный Пост, но хотя бы аскетический, который, как мы уже говорили, прежде всего означает перемену "диеты" и воздержание. Например, ничего нет дурного в том, чтобы продолжать следить за передачей информации или серьезной программы, обогащающей нас духовно и интеллектуально. Но что должно быть прекращено Постом – это прикованность к телевизору, растительное существование человека, прикованного к экрану, пассивно поглощающего все, что ему показывают.

Тишина, созданная отсутствием светского шума, нарушаемая только допустимой передачей новостей, должна быть заполнена положительным содержанием. Душа наша питается молитвой, но разум тоже нуждается в пище; именно разум современного человека подвержен непрестанной до­лбежке телевизора, радио, газет, иллюстрированных журналов и тому подобного. Мы предлагаем добавить умственное усилие к чисто духовному. Было бы хорошо заранее наметить для себя программу для Великого Пос­та. Составить заранее список полезных книг, которые надо было бы про­читать. Нет необходимости, чтобы все эти книги были религиозного со­держания. Не все люди призваны быть богословами. Но в лучших произве­дениях литературы заложено столько богословских мыслей, а все, что обогащает наш разум, всякий плод настоящего творчества благословляет­ся Церковью и, правильно воспринимаемое, приобретает духовную цен­ность. Чтение и духовное размышление помогут нам обрести этот внут­ренний мир и его радость. Современный секулярный мир не дает нам вкусить этой радости, настоящего призвания человека, проявляющегося во внутреннем, а не во внешнем мире; но без этой радости, без понима­ния Великого Поста как пути в глубину нашего человеческого существа Великий Пост теряет свое значение.

Таким образом, Великий пост – это время, когда человек как бы вновь приобретает веру, но также и жизнь в ее божественном значении, в ее священной глубине. Воздерживаясь от пищи, мы вновь узнаем ее вкус и научаемся получать ее от Бога с радостью и благодарностью. Сокращая развлечения, слушание музыки, ненужные разговоры и поверхностные рас­суждения, мы вновь понимаем величайшую ценность отношений с челове­ком. И понимаем мы все это, потому что мы просто снова поняли Самого Бога, потому что мы вернулись к Нему и в Нем ко всему тому, что Он дал по Своей бесконечной любви и милосердию.

Не лиши нас этой надежды, Человеколюбче!

(Протопресвитер Александр Шмеман)


Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.