Сомнения в христианстве

Нашим детям предстоит самостоятельно достичь степени взрослой убеж­денности в вере. Это не значит "в изоляции", но "из собственного опыта". Им надлежит стать православными взрослыми потому, что они удостоверятся, что истина в Православии, — т.е. что оно являет нам истину о Боге и о нас. Только такая вера будет достаточна для сохранения их в Православии в течение всей жизни. Для некоторых детей переход из детской веры во взрослую совершается естественно, без травмы. Но не надо приходить в ужас от того, что для многих из них рост включает в себя глубокое вопрошание и переоценку своей детской веры. Замечено, что многие очень глубоко верующие взрослые достигли своей твердости в Православии после определенного периода охлаждения, а то и во­все отхода от Церкви. Это переосмысление может быть вполне здоровым ша­гом, даже если и сопряжено с некоторым временным удалением от Церкви. Человек может вернуться с более глубоким пониманием или, по крайней мере, с лучшей подготовкой к отражению нападок, скрытых и явных, на веру и на тот образ жизни, которого она требует. Итак, родителям должно быть готовыми не топью свободно обсуждать веру, но, возможно, и пережить тревожный период молитвы, ожидания и внешне пассивного предоставления свободы. Трудно пред­положить, что те святые матери святых, которых так много в Святцах, всегда могли быть абсолютно спокойны относительно своих детей, — а о чем можно заключить по ним, так это о том, как сильна может быть материнская молитва.

Самая лучшая защита для детей — это испытать на себе теплую христиан­скую любовь дома и от других членов Церкви. "Пусть святой запечатлеет [тво­его ребенка] своею печатью", — говорят Св. Иоанн Златоуст; и еще: "Вот еще способ сохранить его нравы [мы можем добавить: "и его веру"]: пусть он часто видит священника и получает от него тысячи хвалебных слов, и пусть его отец гордится им". Добрые отношения с духовником дадут ребенку еще и то, что он, не колеблясь, выскажет ему свои сомнения и вопросы. Взрослые в Церкви вообще должны быть готовы с любовью выслушать и чужих детей.

Иногда сердце, отворачивающееся от Бога, проявляется не в сомнениях в метафизических вопросах, а в своеобразной холодности к религии: скучании в церкви,небрежении к молитве, внутреннем сопротивлении при упоминании хоть о чем-либо духовном и т. д. Это гораздо серьезнее, чем состояние ре­бенка, который любит ходить в церковь и ездить по монастырям, требуя, од­нако, большей свободы в одежде н развлечениях. В этом последнем случае можно многое разрешить ребенку с немногим риском — с меньшим, обычно, риском, чем не разрешить. Для первого случая готовых решений нет. Надо молиться, обсуждать с супругой (супругом), советоваться с духовным отцом. Является ли решением — найти способы дать ребенку больше развлечений и больше свободы? Или — поговорить с ним более открыто и проявить к нему больше любви; или дать ему побольше объяснений о том, что происходит в Церкви? (Подготовили ли мы себя к тому, чтобы дать ему достаточные объяс­нения?). Или — поменьше объяснений? Или разрешить ему пореже ходить в храм? Или побудить его ходить туда чаще? Мы молимся Богу, Который знает сердца, и нужды, и судьбы каждого Своего чада.

Нужно научать детей молиться открыто и честно во время сомнения или недоумений: "Господи, открой мне истину!" Такая молитва действеннее хрис­тианских апологий; и правда, если кто не расположен искать истину, он не будет восприимчив к апологиям. Однако разумные доводы в пользу христи­анства от того, кому ребенок доверяет, могут иметь большую ценность. Христиане, которым приходится иметь дело с молодежью, должны владеть некоторыми основными апологетическими знаниями. (Священник сможет ре­комендовать, что почитать родителям о христианстве и о Православной Цер­кви в особенности). Есть два рода сомнений, которые выражают дети о христианстве. Один спрашивает потому, что бросает вызов христианству, а другой — потому, что хотел бы прилепиться к нему, но что-то, что он услышал или подумал, смущает его. Такой вопрос, как: "Откуда мы знаем, что истина в Православии?", может быть задан и в том, и в другом духе. Но даже такого ребенка, который способен понять, что сомнения — это иску­шение и, так же, как всякое иное, должно быть отвергаемо, следует поощ­рить глубже вникать в веру и узнавать больше о том, как Православие вы­держивает испытание временем. В подобных случаях, как и во многих дру­гих в христианском воспитании детей, профилактика легче лечения.

Из брошюры "Мысли о детях в Православной Церкви сегодня" сестры Магдалины

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.