Советы новоначальным

Церковь предлагает своим чадам богатейшее собрание молитв, сло­женных подвижниками, вдохновленных Духом Святым. Наиболее известны среди них утреннее и вечернее правила, которые лучше всего запомнить наизусть. Эти правила не следует механически "вычитывать", ими нужно научиться молиться. Так епископ Феофан Затворник (1815—1894) даёт сле­дующие советы новоначальным, желающим приобрести настоящие навыки и усердие к молитве, пользуясь при этом "готовыми молитвами" из молит­вослова:

1.Избери себе молитвенное правило—утреннее, дневное и вечернее.
2.Правило на первых порах должно быть небольшим, чтобы не отвратить того, кто еще не привык к молитвенному деланию.
3.Совершать это правило следует всегда со страхом и благоговением, со всем старанием и вниманием.
4.Здесь требуется стояние, поклоны, коленопреклонения, крестное зна­мение, чтение, иногда пение.
5.Чем чаще становишься на такую молитву, тем лучше; можно молить­ся покороче, но чаще.
6.Читая молитвы, указанные в молитвенниках, можно отдавать предпоч­тение какой-нибудь одной, чтобы, начав ее, тотчас загорался дух.
7.Правило молитвословия просто: став на молитву, со страхом и трепе­том говори ее, как бы в уши Божий, сопровождая крестом, поклонами, падением ниц, соответственно движению духа.
8.Неизменно исполняя принятое правило, можно и увеличивать его по требованию сердца.
9.Чтение и пение вслух или шепотом или молитва—все одно, ибо Господь близок. Но иногда лучше молиться одним способом, иногда другим, смотря по расположению духа.
10.Следует твердо помнить о конечной цели молитвы. Та молитва хоро­ша, которая оканчивается припадением к Богу с чувством покорности Его воле, влекущей нас к спасению.
11.Есть три степени молитвы. Первая степень молитвы телесная, более в читании, стоянии, поклонах. Внимание отбегает, сердце не чувствует, охоты нет, здесь нужно терпение. Несмотря однако ж на то, положи пределы и твори молитву. Это делательная молитва. Вторая степень—молитва внима­тельная; ум привыкает собираться в час молитвы, и всю ее проговаривает с сознанием, без расхищения. Внимание срастворяется со словом писанным и говорит как свое. Третья степень—молитва чувства; от внимания согревает­ся сердце, и что там в мысли, то здесь становится чувством. Там—слово сокрушительное, а здесь—сокрушение; там прошение, а здесь — чувство нужды и потребность. Кто перешел к чувству, тот без слова молится, ибо Бог есть Бог сердца. Потому это и есть предел молитвенного воспитания— став на молитву, переходить от чувства к чувству.
12.Каких высоких степеней мы бы ни достигли, никогда не следует оставлять молитвенного правила, а творить его, начиная всегда с молитвы делательной. С нею должна быть и умная, а за ними придет и сердечная. Без этого растеряются и сии последние, и человек будет думать, что мо­лится, а на деле этого не будет.
13.Когда молитвенное чувство станет непрерывным, тогда начинается молитва духовная, которая есть дар Духа Божия, молящегося за нас— последняя степень молитвы постигаемой. Но есть, говорят, еще и непос­тигаемая умом молитва, или заходящая за пределы сознания.

К этому необходимо добавить следующее. Недостаточно выучить ка­кие-то молитвы наизусть—нужно вжиться в них и попытаться жить по ним. Можно остановиться на какой-то одной фразе и всеми силами постарать­ся воплотить ее в жизнь, хотя бы на протяжении недолгого времени. Здесь речь идет об очень важном моменте: о взаимосвязи молитвы и жизни. Великие учители молитвы всегда утверждали: какова жизнь, такова и мо­литва, а какова молитва, такова и жизнь.

В жизни каждого православного христианина молитва должна быть слита воедино с любовью к Богу и любовью к ближнему. Не следует думать, что это три отдельных друг от друга подвига; как показывает нам опыт святых, это подвиг один. Молитвенное напряжение, сердечное внимание, достигае­мое в молитве, воспламеняет в нас любовь к Богу, а любовь к Богу сама научает нас любить и ближнего. Но для того, чтобы молитва воспламеняла любовь, она должна быть внутренне связана с подвижнической бранью, а не обособляться во что-то самостоятельное, ценное само по себе.

Помимо молитвы сердечной, движимой внутренними силами души (спон­танной), можно прибегать еще к одной краткой молитве, сделав ее пос­тоянной спутницей жизни. В Православной Церкви чаще всего это бывает Иисусова молитва: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя греш-наго". По мнению многих святых и аскетов, в этой молитве заключена сущность всего Евангелия. В Иисусовой молитве мы исповедуем Божес­твенную природу Христа, мы утверждаем свою веру в Его Воплощение и ставим себя под державную власть Бога Воплощенного. Иисус Христос— Сын Божий, Слово Отчее, и потому, исповедуя свою веру в Него, мы исповедуем и веру в Отца и в Духа Святого, то есть в Святую Троицу, ибо мы исповедуем Иисуса Христа Господом только Утешителем, Духом Свя­тым, посланным от Отца во Имя Сына (Ин. 14,26). Становясь перед лицом Божиим, мы признаем себя грешниками и молим о милости и спасении, то есть обретаем то единственно возможное состояние, в котором мы дер­заем явиться перед Ним. О Иисусовой молитве учило и подвизалось в ней бесчисленное множество православных святых.

(Настольная книга священнослужителя)

Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.