Хранение поста св. Четыредесятницы

Образ хранения поста св. Четыредесятницы был определен издревле. Древние христиане соблюдали этот пост особенно строго. По свидетель­ству св. Иоанна Златоуста, в его время некоторые довольствовались в про­должение всей св. Четыредесятницы только хлебом и водою, и "иной, хотя бы кто в наступивший пост тысячу раз заставлял и принуждал его пить вино или вкусить чего либо неположенного в посты, скорее решался претерпеть все, чем прикоснуться к запрещенной пище". Всячески воздерживаясь от пищи и строго ограничивая ее выбор, древние христиане в св. Четыредесятницу, согласно с правилами св. Церкви, ограничивали себя во всех даже самых чистых и святых радостях, считая их несовместимыми с тихой скорбью дней покаяния. Строго воспрещалось также "совершать браки и праздно­вать дни рождения". Чтобы не дать повода верующим к рассеянности и развлечениям, правилами св. Церкви запрещены были все зрелища и об­щественные игры, и древние христиане считали непростительным для себя грехом в дни общественного покаяния, смирения, духовного плача и сето­вания о грехах, позволять себе суетные забавы и удовольствия света. В то же время св. Четыредесятница была временем наибольшего проявления милосердия и любви христианской: государи освобождали пленных, про­щали должников, облегчали участь преступников, снимали оковы с содер­жимых в темницах; епископы примиряли с Церковью кающихся, освобож­дая от тяжких запрещений и епитимий исправившихся; все верующие счита­ли преимущественной обязанностью своею в это время помогать бедным, несчастным, посещать больных, заключенных, принимать странников, при­мирять враждующих, прекращать всякие взаимные ссоры и споры. Ежед­невно по нескольку раз верующие собирались в храме на богослужение, для общественных молитв и для слушания слова Божия, восполняя это обя­зательной домашней молитвой, усердно готовились к достойному приня­тию Св. Тайн и в течение св. Четыредесятницы многократно причащались. Полная тишина царила в это время и в частной жизни христианских об­ществ. Св. Иоанн Златоуст в одной из своих бесед говорит: "Какое благо не происходит для нас от поста? Везде тишина и чистая ясность; и жилища не свободны ли от шума, беготни и всякой тревоги? Но прежде еще жилищ дух постящихся вкушает спокойствие, да и город весь являет такое благо­чиние: ни вечером не слышно поющих, ни днем суетящихся и нетрезвых; — не слышно ни крика, ни ссор, но везде великая тишина".
 
(Настольная книга священнослужителя)
Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.