День всех русских святых

В бесконечном богатстве личности всечеловека Христа каждый народ выделил черты святости, которые ближе его сердцу, которые более понятны, которые для него более осуществимы. Сегодня из всего этого многообразия святости мы празднуем память всех святых в земле Российской просиявших.

В этом сонме русских святых можно выделить три черты, как характерные свойства русской святости. Первая — бесконечное тер­пение Господне. Св. апостол Петр говорит, что Бог не медлит Своим судом, а терпит; Он ждет, потому что Он любит, а любовь всему верит, на все надеется. И вот это свойство Христовой терпеливой, бесконечно выжидающей любви находит свое выражение в русских святых: не только изумительной выносливостью и выдержкой в под­виге, но и такой открытостью сердца, которое никогда не отчаивает­ся о судьбе грешника, такой открытостью сердца, которое каждого принимает.

Другое свойство, которое поразило в Христе русский народ, — это величие Христовой униженности. Все языческие народы искали в своих богах образ того, чем мечтали сами быть: они выделяли славу, власть, могущество, справедливость. Но явление Божие во Христе — иное; придумать его было нельзя, ибо таким Бога никто не мог бы представить. Бога, Который делается униженным, побежденным, Бога, которого народ окружает насмешкой и презрением. И вот этот об­раз униженного Христа Бога, который так велик, что Он может выне­сти надругание, оставаясь во всей славе и величии смирения, русский народ возлюбил.

И третья черта, которая характерна для всех русских святых — это то, что на протяжении всей русской истории святость совпадает с явлением и проявлением любви.

Типы святости чередовались на русской земле: были отшельники и были монахи, живущие в городах, были князья и были епископы. Но все они появлялись не случайно, а в тот момент, когда в том или другом образе подвига можно было яснее явить любовь свою к Богу и людям. Находим ли мы в себе это бесконечное, ничем не сокру­шенное терпение, эту смиренную любовь к ближнему, эту способ­ность никого не отвергать? А если не находим, то мы — вне потока Русской святости, вне пути Христова к человеческой душе. Мы долж­ны приобщиться свойствам русской святости, и тогда мы будем еди­ны с теми подвижниками, которые и ныне продолжают свой путь нашего спасения.

Митрополит Антоний Сурожский
Распечатать Распечатать

Комментирование закрыто.